Category: общество

Утратив правый путь...

Земную жизнь пройдя до половины
я очутился в сумрачном лесу...
Д.Алигъери.
***
Брожу по пням, по пеплу, бурелому -
все что осталось от родного дома.
утерян путь к исчезнувшим истокам -
ни адреса, ни места, ни намека.

Как забрела, куда теперь идти,
как обойти завал и пепелище,
чтоб не сломаться, выжить, добрести,
утраченное воскресить жилище...

Лишь половина пройдена пути ...
Где на вторую силы мне найти?...




© Copyright: №1808143586

Дорогие гости посещающие мой блог,из тех кто считает приличным использовать мои тексты не спрашивая на это разрешения.
Если уж вы решили их копировать без ссылки,то будьте,пожалуйста,внимательнее - обращайте внимание на копирайт.



ПРИМЕЧАНИЕ 1:Срочные сообщения можно оставлять здесь, в комментариях.




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

ВЕЧНОЕ

Размышления о еврейском погроме 1946 года в Кельце


Ежи Дабровски


Четвертого июля 1946 года произошло одно из самых страшных событий нашего времени — погром в Кельце. Погром последовал примерно через год после Холокоста, жертвами которого были миллионы евреев. 










Похороны погибших.


Немногие из оставшихся в живых пали жертвами кровавой резни.


Кельце – административный центр воеводства, город средней величины в Центральной Польше. Несколько сотен евреев, избежавших уничтожения, жили в 1946 году в этом городе, большинство из них на улице Планты в доме № 7, принадлежащем еврейской общине.


Несколько часов по городу распространялся слух, что пропавший девятилетний польский мальчик стал жертвой ритуального убийства, совершенного евреями из дома на улице Планты. Вскоре перед этим домом собралась толпа жителей Кельце. То, что пропавший мальчик уже вернулся домой, в этот момент никого не интересовало. Жаждавшая крови толпа ворвалась в дом. Евреев, мужчин и женщин, стариков и детей, выбрасывали из окон. Лежавших с повреждениями на улице добивали железными прутьями, дубинами, молотками. К концу дня улица перед домом была покрыта кровавым человеческим месивом. Зверски были убиты 42 человека.



Ицхак Цукерман – “Антек”, один из руководителей восстания в варшавском гетто, после войны оставался в Польше. Когда до него дошла весть о погроме, он поспешил в Кельце. Там он увидел ужасающую картину. Изуродованные трупы, убитые беременные женщины с распоротыми животами. Об этом он позднее напишет в своей автобиографии. Среди живших в Польше евреев воцарился страх. Многие из них в течение ближайших месяцев покинули страну.


Еще до драмы в Кельце пассажиров-евреев выбрасывали из вагонов на ходу поезда. После погрома такие убийства участились. Юлиан Тувим, известный польский поэт, в июле 1946 года писал своему другу Й. Штаудингеру: “...я хотел поехать поездом в Лодзь. В связи с известными тебе событиями для меня безопаснее отложить поездку на более благоприятное время...”


После погрома среди потрясенных людей циркулировали самые разные догадки о том, какие политические круги инспирировали это преступление. Станислав Радкевич, министр безопасности Польши, во время встречи с представителями Центрального комитета польских евреев, требовавших от правительства энергичных шагов, сказал: “Вы, может быть хотите, чтобы я сослал в Сибирь 18 миллионов поляков?”


Глава польской католической церкви кардинал Хлонд в привлекшем большое внимание заявлении о погроме выразил мнение, что вина за ухудшение взаимоотношений между евреями и поляками “...в значительной степени должна быть возложена на евреев, занимающих сегодня в Польше руководящие посты, пытающихся ввести структуры и порядки, отвергаемые большинством польского народа”.


Общественное мнение Польши десятилетиями замалчивало эту трагедию. И только в 1996 году министр иностранных дел Дариуш Росати в письме Всемирному Еврейскому конгрессу в 50-ю годовщину погрома заявил: “Мы будем оплакивать жертвы погрома в Кельце. Этот акт польского антисемитизма следует рассматривать как нашу общую трагедию. Нам стыдно, что Польша совершила такое преступление. Мы просим у вас прощения”.


Впервые подобные слова произнес польский политик. За кого он просил прощения?


Он просил прощения за шлифовальщика Марека с металлургического завода, который с сотнями других рабочих штурмовал дом на Планте, чтобы убивать евреев.


Он просил прощения за пани Чезию, которая, возвращаясь с базара, подняла палку, чтобы размозжить лицо выброшенной из окна 2-го этажа еврейской девушке, еще показывающей признаки жизни.


Он просил прощения за сапожника Юрека, который, прибив молотком подошвы бывших у него в починке ботинок, поспешно закрыл мастерскую и разбивал этим молотком головы жертв.


Он просил прощения за паненку Асю и ее жениха Хенрика, бросавших камни в выволакиваемых из дома людей.


Он просил прощения за зеленщика Януша, покинувшего свою лавку, прихватив железный прут, и вернувшегося туда через 3 часа, облитым кровью жертв.


Он просил прощения за миллионы поляков, которые равнодушно молчали.


Конечно, это преступление, если сравнить его с тем, что творили немцы с евреями, только строчка в истории этого столетия, и все же... Просто невозможно было себе представить, чтобы через год после величайшей трагедии еврейского народа в центре одного из городов так зверски убивали людей.


Но разве не многое, что случилось в этом столетии, казалось невозможным — и все-таки произошло?.. 




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Ямы смерти (часть 2)

Оригинал взят у kungurov в Ямы смерти и двойники Путина (часть 2)


Начало тут. Есть такой смешной дедушка – Юрий Мухин, известный фрик и жидоборец, которого хлебом не корми – дай что-нибудь поразоблачать. Вот, например, он убедительно «доказал», что настоящий Путин сдох, а вместо него правит аж несколько двойников. Правда, тут он опоздал, первой на эту волну встала ясновидящая и целительница Пеунова. Ну, помните, она еще открыла всем глаза, что Землю оккупируют рептилоиды с планеты Нибиру? Да, Мухину в такой компании самое место. Но справедливости ради надо сказать, что и Пеунова с Путиным неоригинальна, ведь она всего лишь перепела мухинский фейк о том, что настоящий Ельцин окочурился в 1996 г., а потом три года страной правили его многочисленные двойники.

ТТак же он сорвал покровы с того «факта», что малазийский «Боинг» над Донбассом никто не сбивал, это дескать подлые америкашки сначала выкрали весной прошлого года тот лайнер, что пропал над Тихим океаном, а потом выкрали самолет, вылетевший из Голландии, а вместо него раскидали возле Тореза обломки первого «Боинга» и трупы из второго. Зачем? Этот вопрос разоблачителя не волнует, его прет от самого процесса разоблачения.

А еще Мухин  очень не любит других разоблачителей. И если кто-то что-то разоблачит, он тут же строчит контрразоблачение: мол, дураки вы все, на самом деле было все не так, а вот эдак. Вот и до меня он докопался: мол, Кунгуров ничего не понимает в «голодоморе», дохли крестьяне вовсе не от того, что жрали зараженное при хранении в земле зерно, потому что они, оказывается, умели правильно хранить зерно в ямах:

«Исстари было три способа хранения зерна – в амбарах, в ямах и на чердаках. На Алтае до сих пор сохранились зерновые ямы (их явные следы) еще от самых первых земледельцев. Во всех случаях хранения зерно надо высушить до влажности 12-14%, иначе ссыпанное в значительный объем зерно «загорится». Если оно влажное, то при хранении в середине его объема начинается процесс брожения с выделением тепла. Крестьяне, да и любой человек, это легко определяют, сунув руку вглубь зерновой кучи. Слово «сгорело» применяется в переносном смысле, то есть пропало, испортилось, потому что зерно становится абсолютно непригодным для использования в любых целях.

Поэтому я и думаю, что крестьяне вряд ли прятали в ямы зерно для того, чтобы оно в ямах сгорело, даже если они это зерно украли и закапывали ночью. То есть, если уж они и закапывали, то умели это делать. Это, во-первых. Во-вторых, та часть крестьянства, которая была сторонниками советской власти и продала обязательную часть урожая государству, вооружалась щупами и ходила по дворам, выискивая спрятанное в ямах зерно, заставляя этим и хитрых тоже продать обязательную часть государству. Это городские люди могли не найти ямы с зерном, а свои сельчане разыскивали без проблем» (источник).

Схема обычная: сам придумал какую-нибудь туфту, сам ее и «доказал», не включая моск. А если бы Мухин дружил с головой, он бы хорошо подумал, прежде чем такой бред строчить. Какой идиот будет прятать ворованное зерно у себя на дворе, отлично зная, что сосед его в любой момент может сдать органам? Лет 10 лагерей за это отхватить было очень легко в то время. Что мешало устроить схрон в лесу или овраге? Даже если найдут – поди докажи, что это именно ты украл.

К тому же Мухин, как человек сугубо городской, плохо представляет себе деревенскую психологию. Сельское общество связано круговой порукой, и потому, если уж крестьяне воровали зерно, то воровали все дружно, и никто никого не выдавал. За это и убить могли, а уж «красного петуха» пустить стукачу – это, пожалуй, самое меньшее, на что он нарывался. Если же крысили колхозное зерно втихую – то тогда уж точно у себя во дворе никто мешки прятать не станет.



Впрочем, я Мухина просвещать не собираюсь – упоротых взразумлять бесполезно. Меня в данном случае заинтересовало его утверждение о трех способах хранения зерна. Точнее, о двух  - в зерновых ямах и амбарах (чердак – это не способ, а МЕСТО хранения, чердаки с зерном были и в амбарах, и на сеновалах).  Для полноты картины следует упомянуть и такой способ хранения урожая, как скирдование: на столбы высотой в полметра укладывали решетку из жердей, на нее клали снопы необмолоченных колосьев, а сверху «навершали» соломенную крышу. Хранилось зерно таким образом до 10 лет, однако неизбежны были потери. Уже в XVIII столетии такой способ хранения считался непрактичным, популярен он был лишь в степной зоне, где земледельцы, ведущие натуральное хозяйство, собирали столь обильные урожаи, что мало заботились о его полной сохранности. В эпоху товарного хозяйства скирдование вышло из моды.

Что такое амбар, знают многие. Амбары были и в городах (у нас во дворе частного дома был амбар, но использовался в мои годы уже не по назначению). Вот выдержки из обширной статьи про амбары в энциклопедии Брокгауза и Ефрона:

«Амбар (анбар) — холодное строение для склада всякого рода хозяйственных вещей, в особенности же для хранения зернового хлеба и муки. В зажиточном крестьянском быту А. рубится обыкновенно из хорошего леса в виде прямоугольной клети…

…Так как хлеб составляет главное достояние крестьянина, то амбар ставится подальше от жилья, например, на другой стороне улицы, а нередко даже и вне села, за околицею…

…Амбары бывают каменные и деревянные. Для наилучшего сохранения зерна амбары должны быть: во-первых, по возможности холодны, во-вторых, сухи и, в-третьих, хорошо проветриваемы. Для удовлетворения первому условию амбар следует располагать на открытом месте, дверями и окнами на север; в силу 2-го условия их следует приподнимать аршина на полтора, на два над землею и устраивать так, чтобы зерно не касалось наружных стен, а хранилось в особых громадных ящиках, называемых сусеками; и, наконец, для проветривания делаются особые трубы…

…Потолка в амбаре можно и не делать, но он во всяком случае полезен, потому что облегчает насыпку зерна и предохраняет его от сырости на случай протекания крыши. Окна в А. скорее вредны, чем полезны, потому что летом они нагревают амбар; их делают иногда только для лучшей вентиляции и для работы при закрытых дверях…» (источник).

А вот про зерновые ямы в той же энциклопедии отдельной статьи нет. Зерновые ямы лишь вскользь упоминаются в статье про зернохранилища: «Первый и более старый способ хранения зерна, с обеспечением его от прения и прорастания, заключается в совершенном ограждении его от доступа воздуха. В первобытной форме этот способ встречается еще в России и Венгрии. В Египте, на о-ве Мальте, в некоторых местах Италии, в Испании и в Африке зерно еще в настоящее время сохраняется в подземных, недоступных для сырости помещениях. Новейший же способ устройства зернохранилищ основан на совершенно противоположном принципе, а именно — на частом проветривании зерна» (источник).

Как видим, зерновая яма – архаичный способ хранения урожая, русские крестьяне использовали более совершенную систему амбарного хранения. Кстати, почему амбары ставились подальше от жилья, если «хлеб составляет главное достояние крестьянина»? Для  современников Брокгауза и Ефрона это было очевидно, поэтому объяснения сего феномена нет. Я же поясню: в случае пожара мог сгореть дом, но амбар, стоящий на отшибе, уцелеет. Поэтому в нем помимо зерна еще и хранили сельхозинструменты. Что до Египта, Мальты и Алтая, так там есть подходящие условия для устройства зерновых ям, каковые в Средней полосе  и Черноземье не наблюдаются. Как они выглядят, может лицезреть всякий, кто отправится летом отдыхать в «крымнаш» и посетит с экскурсией любой пещерный город.

Смешно, но современники не всегда понимают смысла выражения «зерновая яма». Вот вам пример, когда «ученый» Головань несет голимую ахинею: «Сам термин «зерновые ямы» вошел в обиход на рубеже 20-30-х годов прошлого века как раз в период кампании по коллективизации и раскулачиванию. Возможно, тогдашним археологам по соображениям политического момента было очень кстати вставить в отчеты по раскопкам идею о том, что в таких ямах "кулаки раннего средневековья могли прятать зерно от трудового крестьянства.

Мысль казалась вполне очевидной и вполне научной, но только одно обстоятельство было совершенно упущено из вида: кулаки 20-х годов, действительно прятавшие зерно в ямах, никоим образом эти ямы не стандартизировали. А крымские "зерновые ямы" вырезаны в известняковых скалах под один стандарт».

Собственно, почему зерновые ямы не могут быть стандартизированы? Это как раз очень логично, особенно для городских античных зернохранилищ: во-первых, используется оптимальный объем хранилища; во-вторых, легче вести учет запасов. Но Головань описываемые им полости в земле называет «зерновые ямы» только в кавычках и сообщает следующее: «Изначальное назначение "зерновых ям" неизвестно.  В Эски-Кермене батареи "зерновых ям" византийские военные инженеры превратили в боевые пещеры (см. фото в самом верху), где от собственно "зерновых ям" остались лишь стандартные конусообразные отверстия в потолке».

Между тем он дает настолько подробное описание зерновой ямы, что о ее назначении не может быть никаких сомнений: «В пещерном городе Эски-Кермен когда-то были целые батареи подобных полостей, что очень похоже на батарею гальванических элементов (для каждого времени есть свои ассоциации). Снаружи у типичной "зерновой ямы" имеется специальный ободок, тоже стандартных размеров. Это посадочное кольцо для крышки, которая устанавливалась на него и замазывалась геополимерным бетоном.

Большая часть природного известняка (более 90%) образуется из известкового ила. Это не что иное, как заготовка для природного геополимерного карбонатного бетона. В иле содержатся мелкодисперсные частицы карбонатов, осколки раковин и кораллов, а также вода и полимеры – органические соединения. Следовательно, собственно известняк и есть природный геополимерный карбонатный бетон. Секрет производства геополимерного бетона в древности был известен, а технология была относительно простая: известняк растирали в порошок, добавляли отвердители, размешивали – и можно было применять. Состав застывал относительно быстро и в дальнейшем мало чем отличался от обычного известняка.  Каждая "зерновая яма" имеет горлышко, сработанное под конус. Все конусы калиброваны под единый стандарт».



Есть только одна причина, по которой вход в зерновую яму тщательно герметизировался, а стенки обмазывались гипсом – нужно было предотвратить доступ кислорода. Зерно «дышит» - то есть  поглощает кислород и выделяет углекислый газ. В закрытом объеме зерно  быстро сжигает весь кислород и «засыпает» - в таком состоянии оно может долго и безопасно храниться. Особенно тщательно земледельцы подходили к  хранению семенного зерна. Его, в отличие от того, что предназначалось в пищу, нельзя было прожаривать  на камнях или железных противнях, а только просушивать. Зерновые ямы были удобны для хранения семенного фонда: в случае неурожая можно было разгерметизировать зерновую яму 3-5-летней засыпки и посеять это зерно, которое «просыпается» лишь с притоком кислорода. А вот для хранения зерна, что идет в пищу, ямы неудобны, потому что вскрыть ее можно было только один раз. Как полагают агрономы, в ямах зерно могло гарантированно храниться до 10 лет, хотя есть упоминания и о 15-летних запасах. Достоинством ямного способа хранения было и то, что в нем можно было сушить сырое зерно, правда, срок хранения был ниже.

Есть гипотеза, что именно благодаря зерновым ямам человек открыл для себя алкоголь: при попадании достаточного количества воды в зерновую яму, зерно начинало бродить. Получаются дрожжи. Хочешь – делай медовуху, хочешь – вари пиво. Понятно, что сусло и солод готовят специально, но открыта технология была, скорее всего, случайно.

Теперь вопрос: на кой хрен русскому крестьянину делать зерновую яму? Да, в некоторых регионах, где на поверхность выходят известняковые породы, это, возможно, и целесообразно, особенно когда надо законсервировать излишки. В зерновой яме можно хранить до четырех тонн зерна. В Англии иногда закладывали в ямы не зерно, а необмолоченные колосья. Обычной же крестьянской семье гораздо удобнее хранить зерно в амбаре.

Угрозу в данном случае представляли мыши, но земледельцы еще на заре цивилизации приручили кошку, единственная задача которой заключалась в борьбе с грызунами. Наша кошка за лето вывела всех мышей на даче и у всех соседей – каждый день трупы полевок приносила к крыльцу, иногда по пять штук. Многие не понимают, почему кошки мышей не едят, а лишь придавливают и приносят своим хозяевам. Птиц наша кошка не приносит, хотя и охотится на них, только мышей. Это то, что можно назвать генетической памятью. Человек кормит кошку хорошо, если она демонстрирует свою полезность. Вот она и демонстрирует, хотя современному человеку это уже не надо.

Так вот, Мухин утверждает, что крестьяне, разворовавшие в 1932 г. на Украине колхозное зерно, не могли проквасить его в земле, потому что якобы умели его хранить в зерновых ямах, которые на самом деле не везде и не все умели делать. Но давайте допустим, что все знали, как строить зерновые ямы. Подготовить их следовало заранее – выкопать в сухом месте яму (обычно порядка 4,5 метров) , построить стены из плетеного ивняка, завезти туда высококачественной строительной глины, тщательно обмазать стены и пол, дать им просохнуть. Далее нужно было обжечь стенки, для чего в яме разводился на 8-10 дней костер, «покуда прогорит по стенам на четверть и сделается как железная изгора». После пол и стенки обкладывались соломой – теперь можно было засыпать зерно. Закупоривался сосуд так: делалась крышка из дерева или снопов соломы и тщательно обмазывалась глиной.

Подумайте: легко ли было сделать такую яму незаметно? Любой, кто будет замечен в строительстве зерновых ям, сразу попадет под подозрение. А ты попробуй тайком завези тонну глины на свой схрон, а также  пару возов дров, и на неделю костерок разведи! Да и некогда крестьянину в страду таким строительством заниматься. Нет, весь смысл был в том, что украденное зерно надо было спрятать быстро и так, чтобы никто не нашел заначку. Поэтому закапывали мешки ночью в ближайшем овраге, не заморачиваясь предварительными геологическими изысканиями.

Да, действительно, зерновые ямы использовались в Малороссии и на Дону зажиточными хозяевами еще в начале прошлого века наравне с амбарами. Но они не имели характера тайников, а располагались обычно во дворе. Их местонахождение не являлось секретом ни для кого, и потому для укрывания ворованного хлеба они не годились.
Кто-то спросит: неужели крестьяне, какими бы темными они ни были, не понимали, что хранить зерно, закопанным в землю, – нельзя. А кто сказал, что нельзя? Земледельцы видели, что осыпавшееся во время сбора урожая зерно (падалица) прекрасно зимует даже не в земле,  а на поверхности земли, дождь, снег и морозы ему не помеха – весной оно хорошо всходит. Поэтому со временем начали сеять озимые хлеба. Так что ничего страшного в том, чтобы закопать мешок зерна в землю, вороватые колхозники не видели.

Они не учли лишь один нюанс: падалица, то есть отдельное зернышко, выпавшее из колоса на землю, зимой замерзает и все биологические процессы в нем почти полностью прекращаются. А если зерна много, оно начинает «гореть». Поскольку зерно живое, оно выделяет тепло, и в центре зерновой кучи температура значительно поднимается. В условиях влажности и тепла развиваются микроскопические ядовитые грибы, которым не нужно солнце для  метаболизма. Кстати, в амбаре, если зерно не перемешивать и не проветривать, оно тоже может «загореть».

Что из сказанного мною выходит за рамки очевидного? Но Мухин с ходу заявляет: «Считаю заражение грибком в ямах сомнительным». Ну, раз так считает великий магистр всех наук, спорить не буду. Но где же зерно заразилось грибком? По мнению Мухина причина в том, что крестьяне массово саботировали работу по уборке хлеба. Мотив у них был: дело в том, что сдавать хлеб государству приходилось по госрасценкам, и сдавать приходилось немало – на плодородной Украине до 30% урожая. Между тем рыночные цены на хлеб значительно превышали государственные закупочные (Мухин утверждает, что в 8-10  раз, но это он из пальца высасывает, как обычно).

Объяснять крестьянину экономический смысл этого явления необходимостью индустриализации было бесполезно – для темных мужиков это была абстракция. Совершенно стихийно возник массовый протест крестьянства против такой «грабительской» политики советской власти. Вот тогда кулаки и стали подстрекать селян: мол, давайте сгноим разок урожай – покажем большевичкам кукиш, они и сдадут назад, нам послабление будет. Собственно, кризис хлебозаготовок в конце 20-х годов имел такую же природу: урожай крестьяне собрали, но сдавать государству по низким ценам отказывались. Тогда ситуация усугублялась тем, что значительную часть урожая контролировали кулаки. Зачем отдавать за бесценок то, что можно продать на рынке по справедливой цене? Ведь не будут же горожане дохнуть с голоду, купят и втридорога – никуда не денутся. Но тогда власть проявила твердость – кулацкие амбары вскрывались, зерно изымалось, а самих саботажников ссылали на ПМЖ в Сибирь.

В предшествующем «голодомору» 1931 г. урожай в УССР был неважнецким – порядка 14 млн. т. Учитывая большой уровень потерь при уборке, фактически было собрано по некоторым оценкам лишь 11 млн. т. А план хлебозаготовок был выше, чем в предыдущем урожайном 30-м – 2,4 млн. т! Естественно, имел место повсеместный саботаж хлебосдачи. Урожай у крестьян начали отбирать, что вызвало массовое недовольство. Заметим – недовольство, а вовсе не голод! И на этом фоне правительство дает Украине план – 5,8 млн. т. зерна с урожая 1932 г, который ожидался лучше, чем в предыдущий год. Да, биологический урожай был несколько выше, план хлебозаготовок в дальнейшем снизили до  3,6 млн. т. Но мотивация к труду снизилась: зачем работать, если проклятые большевики да прожорливые горожане за гроши (по государственным закупочным ценам) отберут треть урожая? Кукиш им, дармоедам!
Поэтому в 1932 г. в ход пошла новая тактика – хлеб не ссыпали в амбары, из которых его могут вымести госзаготовители, а жали в валки (валки состоят из снопов, в которые увязывают колосья) и в таком виде оставляли на полях. Хлебозаготовители оставались ни с чем. А селяне доставали валки уже из под снега и спокойно молотили с таким расчетом, чтоб и себе на прокорм хватило, и на рынке можно было продать. То, что значительная часть урожая осыпалась – это было не страшно, ведь недостаток хлеба в городе вел к удорожанию продуктов, так что это было даже выгодно крестьянам. Именно этим объясняется высокий уровень потерь биологического урожая в 1932 г., о котором я упоминал в прошлом посте.

Итак, по мнению Мухина, ядовитый грибок поражал зерно в валках во время пребывания под дождем и снегом, а вовсе не в зерновых ямах. Чушь! Выше я описывал архаичный способ многолетнего хранения урожая – скирдование. Зерно может длительное время храниться необмолоченным, на колосе: оно не «загорается», потому что зерна не соприкасаются друг с другом. Сырость сама по себе тоже не страшна – в зерновые ямы засыпали совершенно сырое зерно, и оно без доступа кислорода хранилось годами, правда со временем становилось прогорклым. В скирдах сохранялась естественная циркуляция воздуха, в то время как амбары необходимо было проветривать принудительно

Самое смешное, что Мухин сам же свой бред опровергает, приводя пример из мемуаров советского агрария Якова Геринга, который в 1969 г. убирал зерно в Целиноградской области из-под снега аж в апреле, и оно оказалось здоровым. Конечно, оно пошло на корм скоту, но если бы оказалось зараженным, сдох бы и скот. Причем это было именно НЕУБРАННОЕ зерно, а вовсе не в валках и скирдах.

Тысячи видов грибка и бактерий присутствуют и на здоровом зерне. Главное – не создавать условия для их массового размножения. Сырость – одно из условий для развития ядовитых сапрофитов. Но чтобы все зерно заразилось, нужно еще и ТЕПЛО - великий «гений» Мухин об этом совершенно позабыл! Еще во время войны профессор Олифсон (Оренбургский медицинский институт) установил: заболевали люди, которые собирали перезимовавшее на земле зерно уже после схода снега, когда оно подверглось воздействию солнца. Поэтому если зерно после уборки даже весной еще до схода снега просушить и  не допускать «горения» при хранении – то пребывание под холодными осенними дождями и снегом хлебу не вредит. Гораздо опаснее дождливое лето, когда и влажно и тепло одновременно – тогда злаки, если не успевают просохнуть, поражаются прямо на колосе, например, спорыньей – весьма ядовитым грибом.

Теперь давайте подумаем, что сделали с хлебом украинские колхозники, собрав урожай (частично) уже в ноябре из-под снега? Просушили? Вряд ли. Где они его будут сушить зимой? Не на государственный же элеватор повезут и не на колхозное гумно. Прожарили? Нет, ведь они не собирались ссыпать зерно в амбары, потому что в этом случае хлебозаготовители сделают то же самое, что и раньше – выметут зерно из амбаров в счет сорванных хлебозаготовок. Крестьяне уже были научены горьким опытом «раскулачивания» предыдущего года, и потому припрятали зерно понадежнее – в ямы. А там зерно и «загорелось». Что и требовалось доказать. Помимо этого было много случаев, когда молотили по весне оттаявшие снопы, пролежавшие на земле. Это зерно, если успевало подвергнуться воздействию тепла, тоже было сильно зараженным.

В 20-е годы сильно, местами катастрофически, упала культура земледелия. Если до революции большая часть хлеба производилась крупными хозяйствами, то с их исчезновением аграрные технологии резко откатились назад. Например, крестьяне пренебрегали чередованием культур, что вело к резкому повышению зараженности посевов. Настоящим бичом злаковых стали ржавчина и картофельная палочка. То есть значительная часть собираемого зерна уже была заражена микрогрибами, а неправильное хранение хлеба настолько усугубило ситуацию, что привело к массовой смертности.

Итак, массовая гибель людей была вызвана не голодом, а микотоксикозом (отравлением  микрогрибами). А был ли на Украине (и не только) настоящий голод? Выше я не то, чтобы отрицал наличие голода, вызванного недостатком продовольствия, просто оставил этот вопрос без внимания. Но голод был, и был жестоким. Известны случаи людоедства на почве голода. Случаи смерти именно от голода не были многочисленными, недоедание в большинстве случаев сыграло роль катализатора смертности при микотоксикаозах. Но таки давайте я на радость либерастам и свидомитам громко и четко скажу: МАССОВЫЙ ГОЛОД НА УКРАИНЕ БЫЛ.

Но радость ваша, дурачки, будет недолгой. В следующий раз я расскажу об истинных причинах голода на Украине и южных регионах РСФСР. Оглушительный взрыв пуканов у укропов и либерастов будет обеспечен!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

шо у нас происходит??

ПЕРЕПОСТ  jennyferd
Оригинал взят у yuryper в Обращение одесситки к Путину: "Наши русские языки – то теперь две большие разницы"

Обращение одесситки к Путину

Опубликовано: 0:52, Апрель 30, 2015

Дороhой Владимир Владимирович!

Уже почти год как вы продолжаете много говорить за Одессу, обзывая её приличными словами и маня вытащенной из исторической могилы вывеской Новороссии. Так если вы сейчас хотите спросить у этого города за всё, шо происходит у нас в последнее время, то не спрашивайте. Бо Одессе всегда найдётся, шо сказать. Тем более, шо она никогда не говорит против ветра. Циля не скажет за всю Одессу, но три дворика на Молдаванке и весь рыбный ряд с Привоза просили передать.

Вы уже много раз натёрли нам мозоль своим портретом в вашем телевизоре, когда зовёте Одессу вернуться в свой «русский мир».

Вы хотите сказать, шо мы замёрзли без вашего «русского мира»? Мы не только не замёрзли, но даже не хотим кушать то hэ, которым вы кормите из телевизора свой народ. Одесса не хотела эссэн hэ ещё 23 года тому назад. Почему вы, вдруг, решили, что одесситы променяют теперь свои шансы поехать свободно в Израиль, Америку или вообще в первую попавшуюся Европу, на счастье сидеть под санкциями и вместе нюхать процветающего Нижнего Тагила, благоухающего Магнитогорска или прогрессирующего Саратова? Зачем одесситам идти в вашу новую Совдепию? Вот давайте порассуждаем из даже интереса. Торговать вашим газом и нефтью мы пройдём мимо. Разве мы станем жить в пределах Садового кольца? Или вы нарежете нам участков на Рублёвке? Будем купаться в роскоши, как герои российских сериалов? Шоб мы так жили, как вы там у себя в Кремле сидите и врёте.

Что же вы можете тогда дать Одессе, чего у нас нет? Сделать из нас курорт? Так вы уже сделали вчера курорт из братского Сухуми. А сегодня делаете такой же из Крыма. Одесса не хочет курортом в вашу «Новороссию», бо таки боится конкуренции. Сегодня со стороны Сухуми, а завтра со стороны Крыма. Мы всегда рады за ваших к нам туристов. Но для этого совсем не нужно присылать нам бурятов и черносотенцев. От нашего климату у них могут выгореть на солнце все танки. И вообще, вся эта ваша идея за новый Советский Союз имеет такой запах, шо бледный вид для неё звучит как комплимент.

Вы у себя там устроили такой hвалт, что киевская хунта здесь заставляет нас говорить по-украински. Мы здесь как говорили по-одесски, так и будем. А если где-то в суде или на трибуне Рады нас заставят давать клятвы на мове, то лучше мы в Украине будем по-украински говорить, чем в России по-русски молчать. Украина ведь живёт в 2015-м году. Пока Россия, застрявшая в сорок пятом, упорно ползёт в тридцать седьмой.

Украинцы могли бы смеяться, что вы продолжаете называть их братским народом. Но они негодуют.

То, что все украинцы умеют говорить по-русски, а многие делают это постоянно, не означает, что они с вами говорят на одном языке. Русскоязычные украинцы говорили раньше на языке Булгакова, Гоголя, Катаева и Ахматовой. Теперь им нравится язык Макаревича, Гафта, Рязанова, Басилашвили, Захарова, Волчек, Мягкова. И всем нам стало не нравится, как слишком по-русски громко замолчал Немцов.

Одесситы говорят на русском языке Ильфа и Петрова. Смеются на языке Бабеля. Вспоминают за старое на языке Куприна. Поют языком Утёсова. Грустят языком Жванецкого.

Зато Россия ненавидит языком Жириновского. hадит языком Дмитрия Киселёва. Призывает убивать языком Дугина и Проханова. И лжёт языком Путина. Наши русские языки – то теперь две большие разницы.

И вообще, шо вы так долго мучите той многострадальный народ? Украинцы, конечно, носятся со своим Петлюрой и вешают на столбах Бандэру. Но разве то от хорошей жизни они чтут воинов, а не мудрецов? Вы же устроили им вырванные годы уже 350 лет подряд! Евреи двадцать веков бродили по миру, храня и умножая мудрость, чтобы обрести на Родине своих отцов государство. И сразу полмира захотело им этого помешать. Так на хиба ж вы мешаете сделать то же украинцам, раз они наконец-то поумнели, чтобы стать свободными? Пусть ваши русские теперь завидуют молча.

Вы там у себя аж вспотели от рассказов, шо у нас тут сплошные фашисты, захватившие в плен братский украинский народ. За украинский народ Циля скажет, но мало. Разве может Циля знать за весь народ!?

На счёт фашистов вы таки правы. Их мы здесь давно не видели, пока вас не появилось. Особенно после возвращения Крыма в родную гавань. То был новый квартирант старой Фиры, что не захотела уезжать с детьми в Израиль, бо мечтала ещё пожить в Одессе. Слышите – пожить в Одессе, а не умереть в России! Это крымский татарин Осман. Он сбежал из Симферополя и сразу же записался в фашисты после того, как на Родину его предков пришло какое-то ряженое лампасное хамло и выдохнуло перегаром: «Это наша земля, бля». Дед Османа, которого он никогда так и не увидел, 67 лет назад умер в казахской ссылке. После того как в 44-м с ним уже боролись антифашисты. Осман решил, что ещё хочет увидеть своего внука и поэтому бросил свой дом, учится теперь в институте здесь, а из фашизма только подрабатывает вкусными чебуреками на Таирово, угощая ими в воскресенье детей по всему двору. И это точно тот татарин, который лучше ваших незваных гостей в наколках и с наhайками.

Если тот был вторым фашистом, то первым стал чеченец Адам с третьего этажа. Молодой врач, который живёт с матерью после переезда из Катыр-Юрта. Он не захватывал в 1990-ые больницу в Будённовске. А его отец, сельский учитель, не был террористом в отряде Хаттаба, и вообще никогда не брал в руки оружия. Единственная заслуга Адама на службе у мирового фашизма была в том, что почти вся его родня – отец, бабушка, две сестры и маленький брат грудного возраста погибли в своём доме во время ракетно-бомбового удара вежливой российской авиации. В ходе восстановления конституционного порядка, зимой 2000-го. Не знаем, чем этот зуботехник может помешать вашей борьбе с хунтой, но он таки прямо заявил – если вы ещё раз пришлёте ему на голову свой самолёт, то он первым пойдёт воевать за Украину.

За этими двумя в фашисты повалили толпой и остальные.
Особенно наш седой грек Христофор с Градоначальницкой, которому ещё сам Лёня, бывая на Привозе, заказывал свежую камбалу. Старый рыбак год назад ждал от жизни только хорошего клёва и даже немножко завидовал своему родному брату, что из Сартаны под Мариуполем, такому же седому греку Константину. Тот наивно уверовал в вашу «Русскую весну». Стал ждать вашего личного визита к нему на свежий козий сыр и красное молодое. И шоб вы — верхом на стерхе.

Первый раз стерх прилетел без вас, но вместе с бомбой в октябре 2014-го и убил в Сартане пару людей. Но вы окончательно лопнули Константину терпение, когда второй раз попали со стерха «градом» уже в феврале ему прямо в дом и сожгли половину. С тех пор оба грека так и ждут, шоб ваша «русская весна» хоть бы никогда и не наступила. Проклинают вдвоём тот момент, когда нечаянно подумали за вас хорошо. Теперь Христофор ловит рыбу напротив 12-й станции Фонтана, сушит её в таранку и шлёт брату. Бо тот от горя даже перестал любить козий сыр и красное молодое. А со второй половины рыбы, что продают с базара, передаёт через волонтёров деньги карателям в «Правый сектор».

Если этих людей стали фашистами, то как я не могу ими назвать коренных одесситов во втором поколении дядю Колю со всей семьёй из пяти душ с улицы Спиридоновской, которые каждый год в один ноябрьский вечер зажигают на подоконнике толстую свечу. Вспоминая половину своих предков, потомков слобожанских козаков, что не пережили зиму 1933-го в Люботине под Харьковом. Из-за голода, шо сделали им братские русские большевики. А те, что уцелели, сели на поезд и сумели добраться до Одессы, выжили здесь и пустили корни. С тех пор все хором не любят ни большевиков, ни ваших русских.

Что говорить за молодого Валю, сына Ольги Павловны, нашего золотого мальчика через стену, одессита в пятом колене,  который с крестиком на шее мог договориться об взаимном гешефте даже с раввином в разгар шаббата. У которого ещё в позапрошлом годе распальцованные бандиты, что были поставлены на Одессу вашим ростовским хряком Януковичем, отжали ресторан и всю хлебную коммерцию. И раньше Валя не только сам сытно кушал, но и честно кормил 50 семей его работников. А теперь он только кормит свою маму, что упала после такого здоровьем, топчет пороги в судах и звереет на бывшую власть. И вас туда же. Тут не захочешь, так станешь фашистом. И начнёшь одевать в приборы ночного видения бригаду морской пехоты, что бережёт наш город от ваших зелёных человечков.

Ну, и последним в фашисты записался по скайпу старый Йося — Осип Давыдович, что давно греет своими костями в Хайфе берег другого моря.
70 лет назад он целых 3 года прыщавым юношей ловил на фронте свои два осколка. Первый – под Киевом, второй – под Краковом. С которым ему спас жизнь полтавский хохол Клименко, вытянув из-под обстрела. Ценою своей. Наверное, для того, чтобы потом Йося, работая инженером и даже главным конструктором на одном смешном почтовом ящике, мог слушать себе в спину не в Одессе, и не в Киеве, а в московских министерских коридорах за жидовскую морду, шо приехала со сто первого километра. Так старый Осип долго смотрел с нами на эти майданы по всей Украине и не понимал, зачем этот халоймес. Но когда увидел, что среди фашистов таки много приличных людей, особенно глузманов, финбергов, зисельсов, ройтбурдов и тем более Кира с Мишей, то чувствовать себя с ними заодно — мечта всей его жизни. Когда же он услышал ваши, Владимир Владимирович, слова, что Победу над Гитлером СССР мог бы одержать без украинцев (шо уж тут говорить за наше племя), то просил вам передать, шо ноги его не будет в телевизионной трансляции этого праздника, в котором до ваших ближайших союзников опустились Монголия, Зимбабве и Северная Корея. Так ряды одесской жидобандеровщины пополнились ветераном израильской военщины.

А после всего, шо вы, Владимир Владимирович, сделали с Надей Савченко, не только эти люди, но и вся Одесса не хочет ходить с вами по одному hлобусу.

Одна вдова бывшего следователя капитана Евдокимова недовольно бурчит на укропов, которые вылезли за эти полтора года по всей Одессе, как побеги молодой травы после рясного тёплого дождя. Вспоминает за Советскую власть и поставила ваш портрет в рамочку на трюмо. Но когда Циля повела её под общежитие юристов на Успенской и показала все окна в жовто-блакытных флагах, то даже этой унтер-офицерской вдове стало понятно, что ваша песня за опять СССР звучит как гимн импотентов.

При коммунистах мы боялись жить бедно. При Незалэжной мы, наконец-то, стали бояться жить богато. Теперь боимся, что вы придёте нас спасать от обоих.

Глядя на то, как вы спасли Донбасс, Одесса уже берёт разгон, шоб получить такой же гембель на свой тухес. За свои же деньги. Оно нам надо!? Какие-то шлемазлы, которым вы нагрели уши своей пропагандой об великой России, взяли моду каждую неделю взрывать теракты! Если в Одессе они пока взрывают только дома, то в Харькове уже давно живых людей. И Циля имеет думать — кто они вместе с вами после этого, если не сволочь? Или!

Циля не может сказать за Харьков, но в Одессе таки точно – после каждого такого взрыва количество фашистов растёт просто как на дрожжах.
Оно вам надо!?

И после этого вы опять не устаёте звать нас в «русский мир»?
Одесса всегда готова вспомнить за русский мир де Рибаса. Поблагодарить русского архитектора де Воллана. Снять шляпу перед русским градоначальником дюком Ришелье. И вместе с ними вспомнить эпоху русской Екатерины. Пусть даже она слишком сильно вздыхала на жеребцов. В том числе и двуногих. Одесситы восстановили ей памятник не из-за того, что она разрушила козацкую Сечь, а потому, что город умеет помнить разную историю.

Одесса всегда рада встречать гостей и принимать своих блудных детей, которые разъехались искать свой кусочек счастья. Кто в Америку, кто в Москву. Мы будем слушать песни Ларисы. Смеяться над шутками Нонны, Юры, Ромы, Миши и многих других, позволяя им увозить этот смех в другие страны и города. Одесса с уважением вспомнит Славу, который снял здесь 10 лучших фильмов. Отблагодарив за это, опять посмеётся над тем, как его все эти годы угнетали одесские бандэровцы. Но для всего этого не нужно присылать нам автоматов с уголовниками, танков с кадыровскими убийцами и бомбы с гумконвоями. Когда вы нас предлагаете жить то ли в такой Новороссии, то ли сразу в такой России, нам уже настолько всё равно, шо лишь бы нет оба раза.

Появилась Одесса благодаря России, а не Украине. Отстроилась и пошла в жизнь. Но 200 лет назад Одесса отплатила России за добро, по-настоящему подняв её с колен через главный черноморский порто-франко. Сказочно обогатив при этом  казну. Пусть даже немножко оставив себе на кармане. Но судьбы стран, так же как и судьбы людей, пишутся на небесах. И поэтому сегодня Одесса – жемчужина Украины. Которую она тоже обязательно поднимет. Володя, не считайте себя равным Б-гу, шоб менять его планы.

Вы сделали такой шумный гармыдэр, шоб мы бросились свергать киевскую хунту? Ради того, шоб повторить судьбу освобождённого вашим «русским миром» Донбасса? Абхазии? Приднестровья? Южной Осетии? Разбежались. Аж два раза.

И перестаньте мацать своими грязными руками тех, кто сгорел 2 мая. То сгорели не «герои Новороссии». И не «ватники». То сгорели дети Одессы, которые ещё мало видели жизнь. Они купились на ваших сладких слов, за которыми ненависть, шовинизм и смерть. Вы унесли их жизни, чтобы оправдать новые убийства. Спустя год вся Одесса будет плакать вместе над теми жертвами. Потому, что больше не хочет новых.

Одессу уже когда-то совращали петроградские строители Совдепии. Одессе уже били морду православные русские черносотенцы сначала и наглые чекисты потом. Одессу уже взрывали гитлеровцы. Одессе запрещали открывать свою форточку в Европу, законопачивая её под «железный занавес советского мира». Это плохо кончилось. Для тех, кто за щедрыми посулами творил Одессе больно. Не делайте Одессе больно. Тем более, не делайте ей нервы. Лучше постарайтесь не бросать мусор мимо урны, не ссать в подъездах и поднимите, наконец, в России цены на водку. Протрезвевшие зададут вам много вопросов и без Одессы.

Дороhой Владимир Владимирович, шоб вы были здоровы!
Одесса таки всегда рада вас видеть! Особенно лежащим в земле. Поэтому сделайте нам праздник и убейтесь об стену. Можно Кремлёвскую.
Мы обещаем плакать об вас целую неделю, но с музыкой и танцами.

Не хотелось вас расстраивать, но у украинской Одессы всё будет хорошо.
Наше вам с кисточкой.
Картина маслом.

Без уважения, но искренне,
чуть-чуть старая одесситка
Зингельшухер Циля.

durdom. ua

Источник: Свободная Зона http://www.szona.org/obrashhenie-odessitki-k-putinu/#t20c

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

«мы — не быдло, не козлы»

Mikhail Sapunov

https://www.facebook.com/mikhail.sapunov.1/posts/10152284114363734

Я долго молчал по-поводу своего мнения про Украину. Так как сам наполовину хохол и радикальных мер не хотел. Но вот прочитал таки статью, с которой вроде бы согласен, за исключением того, что желаю все же самого мирного и прогрессивно-эффективного выхода из кризиса. Вот короче.

Взгляд на Украину из Латвии.
текст не мой! но цифры и подача очень интересные. советую прочитать.

Письмо оранжевому другу
Вчера купил в магазине бутылку водки «Украинская» и выпил рюмку молча, не чокаясь. Жаль ее, Украину. Кто бы 23 года назад мог предположить, что так все получится…

В принципе, после раздела Союза украинцам отломился один из лучших кусков Российской империи. Какая завидная промышленность ей отошла… от авиазавода «Антонов» и четырех атомных электростанций до винодельческих хозяйств Крыма. А еще 25% мирового чернозема, лучшее сельское хозяйство СССР, уголь, нефть, металлы, мощный военно-промышленный комплекс, 1400 (!) километров черноморского побережья, порты, дороги, курорты, вузы, НИИ, 50 миллионов активного и образованного населения… Не Киргизия, блин!

Украина исторически была самой обжитой и развитой частью империи. Как говорилось в известном фильме, «и кузница, и житница, и здравница». На ее лакомые земли тысячу лет раскатывали губу все возможные и невозможные захватчики: монголо-татары, турки, поляки, литовцы, пруссы, французы, австрийцы, даже шведский король полез в Полтаву воевать (где Швеция, и где — Полтава). Идейный вдохновитель нынешних майдано-бандеровцев — Гитлер, когда речь заходила об Украине, говорят, чмокал языком и сладострастно стонал: «Я-а, я-а-а, дас ист фантастиш!..»

Короче, когда 23 года назад украинцы отломили от СССР лучшую его часть (включая подаренный Крым), все народы бывший империи с черной завистью подумали: «Вот свезло же хохлам, так свезло!»

А теперь, внимание: годовой ВВП нынешней Украины на душу населения — 3860 долларов. Для сравнения: у нищей Албании — 4000 долларов. Соседние небогатые Польша и Россия обгоняют Украину по ВВП почти в ЧЕТЫРЕ РАЗА — 13 300 и 15 000 долларов соответственно. Вымирающие и разбегающиеся со своей земли латыши имеют на душу 14 900 долларов. И теперь самое обидное для хохлов: у соседей-белорусов (которых щирые и свидомые украинцы считают «тупыми совками») — 7400. В два раза больше. Вот облом-то!

Вы — не быдло, вы — не козлы?

10 лет назад, во время «помаранчевой революции», хитом сезона стала песня украинской рэп-группы «Гринджолы»: «Разом нас богато, нас не подолаты» («Вместе нас много, нас не победить»). На Майдане ее спели 100500 раз. В экстазе люди заходились, головой о землю стучали, сам видел. В той песенке ключевыми словами были: «мы — не быдло, мы — не козлы». Смелое заявление. Хотелось бы доказательств. Фактов каких-то… Хотя бы внятного ответа на сакраментальный вопрос: если ты такой умный, то почему такой бедный? Беднее Албании и ВДВОЕ беднее «тупой совковой» Белоруссии.

А может, все-таки стоит наконец усомниться? Предположить на минуту, что, возможно, вы таки — быдло и таки — козлы? А вдруг? Любую версию полезно рассмотреть с обоих сторон.

Давайте я вам разложу на пальцах. 10 лет назад вы протестовали против «нечестных выборов». Дескать, Янукович, который тогда вас «подолал», — подтасовал результаты. Устроили большую всеукраинскую дискотеку, месяц пели и танцевали на своем Майдане. В результате — повторные выборы и победа прыщавого Ющенко и «женщины с косой». А всего через пять лет вы своего вожделенного Ющенко (за которого пели и плясали месяц на морозе) отправили в помойное ведро навсегда. Извиняюсь спросить: а шо так? Що сталося?

А потом вы выбрали президентом того же самого «отмайданенного» Януковича (уже без подтасовок, под наблюдением мировых экспертов), и песенка «мы — не быдло, мы — не козлы» получила свежий смысл. Улавливаете? В 2004-м вы орали, что «вы не быдло» — и выбрали Ющенко, а в 2010-м — вернулись назад к Януковичу. То есть подумали хорошенько, все взвесили… и признали, что вы таки быдло и козлы... Ржунимагу!

Коричневый майдан

Три месяца назад ваш президент Янукович предпочел российские 15 миллиардов и 30-процентную скидку на газ халявному «договору об ассоциации» с гейропой. На мой практический взгляд — молодец! Умело пудрил мозги гейропейцам, а тем временем активно торговался с Путиным. И таки развел прижимистого дядюшку Пу на конкретные бабосы! Румыны-болгары-греки, которые в разы богаче Украины, такого Януковича бы на руках из московского самолета вынесли. Золотой унитаз подарили в пожизненное пользование. Десять унитазов!

А вы, украинские «не-быдло-не-козлы», начали покрышки в центре города жечь. Эх, не хлебнули еще вы европейского горюшка. 23 февраля я потрепался по скайпу со своим армейским приятелем Мишкой (живет во Львове), выпили по рюмке за Советскую армию. Поговорили за российский газ… Я ему в скайповскую камеру показал свой счет за воду-отопление за январь (211 евро). Он не поверил. Сказал, что его пенсия подполковника украинской армии в полтора раза меньше. А квартиры-то у нас — одинаковые.

Кстати, а где теперь бабло возьмете — Киев ремонтировать? Засрали ведь город, не хуже чем гитлеровские захватчики. Простите, но ваш «евромайдан» — это высшее проявление идиотизма. Если бы он не закончился 80 трупами, я бы сейчас катался от смеха. Кстати, про будущие трупы я конкретно предупреждал еще в начале декабря: «В световом спектре оранжевый цвет стоит рядом с красным. Чуть-чуть сместить длину волны — и поехало». Сместили, и поехало.

Янукович — вор!

Главный аргумент нынешних майданцев (которые не совсем фашисты) таков: Янукович — вор, а его окружение — банда. Вот с этим точно спорить не стану. Конечно — вор. Янукович — вор с детства, его первая судимость была в 17 лет за ограбление в составе банды, три года колонии получил, сидел.

Всей Украине это было известно, но его все равно выбрали. Обхохочешься! Почему? А так всегда бывает, когда в стране возникают «оранжевые» настроения с песнями и танцами. Когда народ начинает голосовать за тех, кто громче всех орет в микрофон перед толпой — на сцену выходят самые отпетые мерзавцы и клоуны. И других там не может появиться В ПРИНЦИПЕ!

Вы можете себе представить, чтобы на сцену Майдана вышел разумный экономист-управленец и стал бы, не торопясь, зачитывать серьезную программу по выводу страны из кризиса (часа, скажем, на 3-4). Кто б его там стал слушать между завываниями поп-певички Русланы и рэп-речевками «Разом нас богато»? На Майдане нужны лозунги короткие и дебильные: «Выбери меня, выбери меня — птицу счастья завтрашнего дня. Слава Украине! Героям слава!»

После песенных майданов народы ВСЕГДА выбирают самых бессмысленных и подлых правителей — «борцунов» типа Ющенко. Ну а потом, если не случится очередного майдана, на сцену выходят «крепкие хозяйственники», то есть воры. Впрочем, оранжевые борцуны — тоже воры, хоть и не столь умелые, как те, кто их сменяет. Мы в Латвии это проходили 23 года назад. И до сих пор проходим.

Янукович — убийца!

Второй аргумент майданутых украинских товарищей: «Янукович давал приказы калечить и убивать «мирных демонстрантов». А вот с этим я готов спорить. Ну, подумайте сами, кто во всей это евромайданной истории был менее всего заинтересован в крови?

Если отбросить предположение, что Янукович — идиот с суицидальными наклонностями (а он явно не идиот, и очень жизнелюбивый человек), то ясно, что кровь на улицах, даже минимальная — это его неминуемая смерть. И он это понимал, месяцами держа под градом камней и огня безоружных милиционеров.

А кто же конкретно отдавал неадекватные приказы «мочить детей», откуда взялись снайперы? Этого вы никогда не узнаете. Тот же самый вопрос: кто убил Кеннеди? 23 года назад пролилась кровь в Риге и Вильнюсе. Следствие идет до сих пор. Во всех песенных майданах — от Риги и Вильнюса до Сирии с Украиной — всегда появляются снайперы, которые развязывают бойню. И их никогда не находят. Единственное, что может сделать в данном случае разумная публика, — строить предположения, кому это выгодно.

Возьмите по пирожку с полки

Включим мозг и подумаем. С чего начался Майдан? С отказа Януковича подписать «евроинтеграцию». Кто все эти три месяца разжигал майданные настроения и таки довел украинский народ до кровавого безумия? Зловредный Путин? Австралийские аборигены? Марсиане?

Как бы не так! На Майдан потоком хлынули разные «эмиссары» — литовские, польские, шведские, немецкие, американские политики — министры, депутаты, комиссары, сенаторы, госсекретари и их заместители. И каждый вылезал на сцену Майдана между революционными песнями и орал что-нибудь бессмысленное, но зажигательное (разжигательное), типа «Мы с вами! Украине слава! Героям слава!»

И чем более идиотской была иностранная персона и ее лозунги, тем больше расходился Майдан. Приехал даже главный кретин и лузер прошлого десятилетия — экс-президент Грузии Саакашвили, Человек, просравший треть собственной страны, сгубивший кучу народа, человек, фамилию которого грузинский народ будет проклинать в веках. И этого поедателя галстуков выпустили на сцену, а Майдан ему аплодировал. Братья-украинцы, вы хотите судьбы его страны?

Но самое мерзкое зрелище, лично для меня, было, когда старая жаба — замгоссекретарша США Виктория Нуланд раздавала майданутым пирожки. А майданутые эти пирожки выхватывали у нее из рук и кланялись. Государство на грани дефолта, народ на грани гражданской войны, а она пирожков американских привезла. Не денег, не помощи, не советов, как спасать страну, а — пирожков! Покормить тупое и благодарное быдло. Украине слава, героям слава, вот тебе за это пирожок! Я бы ей эти пирожки в ж... (зачеркнуто) в морду кинул. Сорри за непарламентские выражения.

Хлопцы, вас развели, как детей. Вы думаете, что это вы САМИ устроили свой майдан? Наивные дети! Это ОНИ вам устроили майдан, второй за 10 лет. Ваш Янукович попробовал не выполнить указание вашингтонского и брюссельского обкомов — и его наказали кровавым майданом. Как до этого наказывали Египет, Ливию, Сирию и т.д. По тому же самому сценарию, один в один. А вы в этом представлении — не герои (которым "слава!", а — подтанцовка и пушечное мясо. За пирожок.

Демократия бандеровского образца

Что у вас сейчас творится… ой, лишенько! Правительства нет, милиции нет, денег в казне нет и взять неоткуда, в стране — махновское Гуляй-поле пополам с бандеровским беспределом, Крым уже поднял российский флаг, уже и там кровь пролилась… А ваша Рада весело принимает закон о запрещении русского языка. Более актуального вопроса в данный момент не нашлось? О це гарно, о це — "государственное мышление" украинского народа! Слава Украине!

Вчера вечером на Майдане утверждали новое правительство — со сцены, под музыку. Полный сюрреализм — Гоголь, "Тарас Бульба", Запорожская сечь... Какое тысячелетие на дворе? Ущипните меня, я сплю...

Кстати, что вы все время орете «Слава Украине!»? Как минимум, это нескромно. Это звучит примерно так, как я бы вышел на улицу и принялся орать: «Слава — МНЕ!» Это другие народы, на вас глядючи, должны с восторгом восклицать «Слава Украине!» А сейчас другие народы, на вас глядючи, с ужасом шепчут: "п...ц Украине". Хлопчики, вы майданьте каждые 10 лет — и вас по ВВП обгонит Сомали.

И хоть жаль мне близкий народ (сам по крови — на четверть хохол), но в данном случае я все-таки считаю, что чашу сию вы должны выхлебать до дна. С банкротством, с полным развалом экономики, с развалом страны, с сотнями тысяч экономических беженцев, с гуманитарной милостыней от богатеньких соседей… Короче, со всем тем, что должно происходить после большого всенародного безумия. Народы, даже большие, время от времени нужно ударять фейсом об тейбл.

Иначе они никогда не поумнеют.
-------------------------------------------------
По наводке http://rashid-yus.livejournal.com/
Спасибо, любопытно.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Диктатура "среднего класса" или назад в будущее?

Пытаюсь осмыслить бессмысленность терминов.
Для начала - процитируем умных:

История и эволюция понятия

Впервые понятие «средний класс» использовал драматург Еврипид ок. 420 г. до н. э. в своей трагедии «Умоляющие». Он выделял 3 класса: богачей, бедняков и средний класс.
«В государстве три класса есть: во-первых, богачи, для города от них нет пользы, им бы лишь для себя побольше. Но опасны и бедняки и чернь, когда свое с угрозою подъемлют на имущих отравленное жало, подговорам послушная витий. Лишь средний класс для города опора; он законам покорствует и власти».

Далее понятие «средние слои» применительно к обществу использовал Аристотель, который утверждал, что чем больше будет эта социальная прослойка, тем стабильнее будет и само общество. «Государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй… Они не стремятся к чужому добру, как бедняки, а прочие не посягают на то, что этим принадлежит, подобно тому как бедняки стремятся к имуществу богатых.»

В марксизме понятие «средний класс» при капитализме применяется ко всем, кроме пролетариата и буржуазии. Таким образом, в него включаются крестьяне, ремесленники, интеллигенция. Доля этих групп в производстве постоянно уменьшается, отсюда по Марксу средний класс постепенно исчезает с развитием капитализма.

"Тенденции к современному представлению западным обществом понятия «средний класс» было отражено в отчете Всемирного банка о Перспективах мировой экономики за 2000г, где средний класс мирового уровня определятся, как группа населения способная покупать импортные товары высокого качества, импортные машины, осуществлять международные путешествия, а также имеет доступ и возможности пользоваться услугами международного уровня, включая высшее образование. Этот представление о среднем классе в целом вписывается в имущественный подход к его выделению, представленный выше.
В западном обществе и странах, считаемых развитыми, применение данного определения позволяет самую многочисленную часть населения отнести к среднему классу, записав его в некое «материально удовлетворенное большинство».


Так о чем мы ?
Назад в будущее? Бессмысленность истерики? Или "Жить хорошо, а хорошо жить - еще лучше"
И сакраментальное:
Кто виноват? Что делать? и Чем сердце успокоится?



P.S. А, да, бить кого пойдём - бедняков, середняков или богачей?

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

"послушного судьба ведет, упирающегося тащит". Сенека .

У КАЖДОГО СВОЙ ПУТЬ.
Автор - Элеонора ШИФРИН.

Есть такая эзотерическая поговорка: «Тот, кто идет, того ведут. Тот, кто упирается, того тащат». И проявляется это рано или поздно в жизни каждого человека. Только не все умеют понимать намеки и читать знаки, посылаемые Небом.

Историю, которая легла в основу этого рассказа, я недавно услышала от знакомой. Меня она настолько потрясла, что я ходила переполненная ею несколько дней, пока не поняла, наконец, что должна о ней написать. Ведь мы так часто, читая закрученные сюжеты в художественной литературе, морщимся и ворчим, что тут уж автор чересчур «загнул», притянул за уши, что в жизни так не бывает. И зачастую не отдаем себе отчета в том, что ситуации реальной жизни оказываются иногда значительно более «нереальными», чем любые писательские выдумки. Ведь Тот, Кто «пишет» истории наших жизней, просто ведет нас туда, куда сами мы еще долго не додумались бы повернуть. И иногда мы понимаем только очень уже толстые намеки.

***
- Странноватый он какой-то, – краем сознания отметила про себя Таня, пока довольно молодой еще человек усаживался в стоявшее перед ее столом кресло. И продолжила уже вслух: – Добрый день! Можно вашу карточку?

- Добрый день, – ответил он дружелюбно и полез во внутренний карман черного пиджака.

Пока посетитель доставал из портмоне голубую карточку больничной кассы, Таня смотрела на него, пытаясь понять, что показалось ей необычным в этом стандартно одетом религиозном еврее. Обыкновенный черный костюм, разве что необычайно хорошо сидящий и отглаженный, обычная черная шляпа, нити цицит, как положено, свисают по бокам. Что ж тут необычного? В Иерусалиме едва ли не каждый третий мужчина так выглядит. А то, что его раскатистое «р» немедленно выдает в нем американца, так и это здесь не такая уж редкость.


- Пожалуйста, – посетитель протянул карточку, и она взяла ее из протянутой руки, причем пальцы их на какую-то долю мгновения соприкоснулись.

«А вот это уж действительно странно», подумала Таня, привыкшая к тому, что религиозный еврей никогда не передаст ничего женщине из руки в руку – всегда положит документ или карточку перед ней на стол.

Пока она выстукивала номер его удостоверения личности, чтобы открыть нужную страничку, он смотрел на нее, ожидая, пока можно будет сказать, что ему нужно. И этот прямой, дружелюбный взгляд тоже вызвал ее удивление: харедим (так называют здесь религиозных ортодоксов, одевающихся в традиционную черную одежду) никогда не смотрят так прямо на женщину, всегда разговаривают либо опустив глаза, либо глядя куда-то в сторону. Уж Таня знает: их тут у нее десятки бывают каждый день. И чувствуют себя, как правило, неуютно, сидя перед ней, женщиной молодой и красивой (это она тоже знает). Смотрят в сторону, а пока она печатает для них всякие необходимые медицинские бумажки, бросают на нее косые взгляды, которые она, конечно, замечает.

А этот смотрит прямо. Но дело не только в этом. Что-то есть в его взгляде такое, словно смотрит он на нее, а видит что-то другое, ему одному видимое...

Ему нужно было платежное обязательство для жены для посещения больничного врача, и на его оформление потребовалось несколько минут. Отвечая на танины вопросы на вполне сносном иврите, он иногда смущенно улыбался, когда привыкший к английскому язык с трудом выговаривал редкие длинные слова. Улыбался ЕЙ, посторонней женщине!

- Вы давно в Израиле? – не выдержав, задала она не относящийся к делу вопрос.
- Несколько лет.
- А религиозным всегда были? Вы из религиозной семьи? – это был именно тот вопрос, который на самом деле крутился у нее на языке уже несколько минут.
- О, нет. Я из совершенно светской среды. Меня чудо к религии привело.
- Чудо? Какое же чудо? – Таня с неподдельным интересом распахнула свои зеленые глаза. Вот не зря же ей интуиция подсказывала с первой минуты, что что-то в нем необычное!
- Расскажите! – попросила она, бросив взгляд на ряд пустых стульев и с неожиданной радостью убедившись, что после него никого нет.
- Я вообще-то бизнесмен, у меня ювелирный бизнес, производство ювелирных изделий, – с готовностью начал странный посетитель, – жил в Нью-Йорке, преуспевал, летал по делам своего бизнеса по всему свету, в том числе, конечно, и в Израиль. О религии и не помышлял. Знаете, когда у нас все благополучно, мы, как правило, считаем, что сами всего достигли...

Таня согласно кивнула: эта мысль и ей самой уже не раз приходила в голову. Когда живешь в Иерусалиме, если шкура не очень задубела, ближе чувствуешь небо, и даже если ты совсем не религиозный, и даже если вовсе не еврей, как-то начинаешь ощущать, что живешь не только на земле.

- Очередной раз прилетел в Израиль в 2001 г., в середине лета, – продолжил человек после едва заметной паузы. – Мотался тут по разным делам, встреч было запланировано много. 9 августа с утра была у меня встреча с клиентом в Тель-Авиве, а днем, в 2 часа, я должен был встретиться на пару минут со своим израильским адвокатом, у которого офис был на улице Кинг Джордж. Нужно было подписать ему доверенность на ведение моих дел. Приехал из Тель-Авива в начале второго, на нормальный ланч времени уже не оставалось, и я решил заскочить в пиццерию на углу Кинг Джордж и Яффо. Помните, была там раньше большая пиццерия «Сбарро»?

Помнит ли она?! Еще не зная продолжения, она почувствовала озноб, и руки ее похолодели. Она вспомнила тот страшный взрыв, от которого в здании на расстоянии двух кварталов от того угла задрожали стекла. Почти сразу завыли сирены полиции и амбулансов. Таня не помнила потом, как оказалась на улице. Она бежала туда, где раздался взрыв, не думая, зачем она это делает, а навстречу ей бежали люди с искаженными от ужаса лицами. Ей казалось, что кто-то там зовет на помощь, и она сможет кому-то помочь. Мысль о том, что она даже не медик, а всего только медицинский регистратор, как-то не приходила в тот момент в голову. «Стоп! Дальше нельзя!» – девушка-полицейская, тянувшая красную оградительную ленту, схватила ее за руку. Но Таня остановилась не поэтому. Она остановилась, потому что ее внимание привлек какой-то предмет на капоте белой машины с выбитыми стеклами. Она всматривалась, пытаясь понять, чем ей знаком этот странный предмет, вспомнить, как он называется. И уже падая, она вдруг вспомнила: рука, это рука... Маленькая детская ладошка, беспомощно раскрытая и ни к чему не присоединенная, лежала на капоте машины.

Кто-то поднял Таню, кто-то дал воды, спросил, не ранена ли она. Нет, она не была ранена. Она только навсегда запомнила ту детскую ладошку, ставшую никому не нужной. Она и до сих пор иногда просыпается ночью в холодном поту, увидев ту оставшуюся бесхозной ручку.

- Что с вами? Вам нехорошо? – удивленно и несколько встревоженно спросил человек.
- Нет-нет, все в порядке. Продолжайте, пожалуйста. Что же было дальше? Вы были ТАМ?
- Да, стоял в очереди. Очередь была огромная. Середина дня, самый центр города, летние каникулы – полно подростков, семей с детьми. За мной стоял немолодой человек в вязаной кипе, который заметил, что я то и дело посматриваю на часы. «Торопишься?» - спросил он. «Да, встреча у меня тут совсем рядом, – ответил я, – и всего на несколько минут. И очередь пропускать жалко, и на встречу опаздывать неудобно, а тут еще стоять добрых 20 минут». «А ты иди, – сказал мне этот человек. – Беги скорей, а потом вернешься, и я скажу, что ты передо мной стоял».

- Вы не успели вернуться?

- Да, когда раздался взрыв, я еще не успел добежать до дверей адвокатской конторы. Бросился обратно, сам не зная, зачем. Потом уже понял: хотел знать, жив ли он. То, что там творилось, я вам описывать не буду...

- Не надо, я знаю, – пробормотала Таня.
- Вы там были?!
- Да. Он погиб?

- Представьте себе, выжил. Я видел, как его забирали в амбуланс, но не успел спросить, в какую больницу его повезут. Искал весь день по всем больницам, даже непонятно, как нашел. Я ведь и имени его не знал. Он был ранен тяжело. Когда я его нашел, его уже успели вывезти из операционной, но наркоз еще не отошел. С ним сидели его сыновья. Тут я узнал, что имя его Йоси, рассказал им, что их отец спас мне жизнь, сказал, что я ему теперь до гроба должник. Дал им свою визитку, попросил сообщить, если будет нужна любая помощь, если будут в Нью-Йорке, и вообще... Посидел с ними немного и ушел. Улетел на следующий день домой: здесь все дела были закончены. Летел обратно и думал о том, как люди здесь могут жить в таком ужасе, когда их взрывают вот так, средь бела дня... Взрывают только потому что они – евреи. Потрясение было страшное, и месяц еще я был, как во сне. Но когда живешь в постоянном деловом напряжении, любые самые сильные впечатления стираются под наплывом новых.

Он замолк, словно вспоминая, что же было дальше.

- Мой нью-йоркский офис был на 98 этаже одной из Башен-близнецов. Северной. Вид оттуда открывался, как с самолета. И главное – небо вокруг. Я любил приходить на работу пораньше, до всех дорожных пробок, сидеть несколько минут, глядя в окно, и набираться этой красоты на весь остальной день. Вот и 11 сентября я прибежал к себе в офис и сел у окна. Не успел расслабиться, как зазвонил телефон. Кто бы вы думали? Сын того самого Йоси. Оказалось, что его привезли в Нью-Йорк для какой-то сложной операции, которую в Израиле почему-то не брались делать. «Он тебя помнит. Хочешь приехать?», - спросил сын. Еще бы! Я глянул на часы, тут же наговорил сообщение секретарше, которая еще не пришла, сказал, что вернусь через пару часов, и выскочил на улицу. Поймал такси и через полчаса был уже у Йоси в больнице. Как раз когда по телевизору начали показывать, как в мой офис влетел самолет.

- Вот тогда я и понял, что не в Йоси дело. То есть, не только в Йоси. Спас-то меня, конечно, он, но не совсем по своей инициативе – он был ПОСЛАН меня спасти. Ведь у каждого на роду написано, когда ему уходить из этого мира и каким путем. И каждому отпущено время для выполнения того, зачем родился. Если еще не выполнил свое предназначение, то нельзя тебе уходить. После этого я решил, что пора мне стать настоящим евреем и начать учить Тору. И жить на своем месте, где нас убивают за то, что мы евреи, но где мы только и можем жить.

Отсюда:
http://jennyferd.livejournal.com/2813011.html?view=9128787#t9128787


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

что я думаю о России?

Максим Горький. О русском крестьянстве



Эта скандальная статья Горького вышла в 1922 году в Берлине. Ее не издавали в России ни до, ни после войны, ни в перестройку, — вообще никогда. Просто не издавали и все тут. Быть может, как раз потому, что именно в этом своем сочинении Буревестник говорит о сути революции откровеннее, чем где-либо еще, и чем это позволяли себе его товарищи-большевики. Он живописует варварство и отсталость крестьянской массы, подсказывая читателю, что искоренить это зло возможно только чрезвычайщиной. Создатель Челкаша и Клима убежден: «Как евреи, выведенные Моисеем из рабства Египетского, вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень — все те почти страшные люди, о которых говорилось выше, и их заменит новое племя — грамотных, разумных, бодрых людей».
«Интеллигенция и революция» — тема из разряда вечных. А вот крестьянство и революция — это то, о чем многое еще не сказано. И сетования Ленина на узость мысли «мелких хозяйчиков», и сочувственно-лирические суждения Солженицына о крестьянском «мiре», «мироустроении» — лишь два идейных края, между которыми еще много невозделанной земли. Мысли титулованного «пролетарского классика» — лишь кое-что из непрочитанного. Или хорошо забытого.
Текст статьи печатается полностью по изданию: Максим Горький. О русском крестьянстве. Издательство И. П. Ладыжникова. Берлин, 1922.

Часть 1

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России?
Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но — я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, — я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, — это меня не огорчит.
В сущности своей всякий народ — стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы.

Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, — о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи.
Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры. В русском крестьянине как бы еще не изжит инстинкт кочевника, он смотрит на труд пахаря как на проклятие Божье и болеет «охотой к перемене мест». У него почти отсутствует — во всяком случае, очень слабо развито — боевое желание укрепиться на избранной точкe и влиять на окружающую среду в своих интересах, если же он решается на это — его ждет тяжелая и бесплодная борьба. Тех, кто пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое — деревня встречает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще случается так, что новаторы, столкнувшись с неодолимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее. Идти есть куда — всюду развернулась пустынная плоскость и соблазнительно манит вдаль.

Талантливый русский историк Костомаров говорит: «Оппозиция против государства существовала в народе, но, по причине слишком большого географического пространства, она выражалась бегством, удалением от тягостей, которые налагало государство на народ, а не деятельным противодействием, не борьбой». Со времени, к которому относится сказанное, население русской равнины увеличилось, «географическое пространство» сузилось, но — психология осталась и выражается в курьезном совете-пословице: «От дела — не бегай, а дела — не делай».

Человек Запада еще в раннем детстве, только что встав на задние лапы, видит всюду вокруг себя монументальные результаты труда его предков. От каналов Голландии до туннелей Итальянской Ривьеры и виноградников Везувия, от великой работы Англии и до мощных Силезских фабрик — вся земля Европы тесно покрыта грандиозными воплощениями организованной воли людей, — воли, которая поставила себе гордую цель: подчинить стихийные силы природы разумным интересам человека. Земля — в руках человека, и человек действительно владыка ее. Это впечатление всасывается ребенком Запада и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважение к его труду и чувство своей личной значительности как наследника чудес, труда и творчества предков.

Такие мысли, такие чувства и оценки не могут возникнуть в душе русского крестьянина. Безграничная плоскость, на которой тесно сгрудились деревянные, крытые соломой деревни, имеет ядовитое свойство опустошать человека, высасывать его желания. Выйдет крестьянин за пределы деревни, посмотрит в пустоту вокруг него, и через некоторое время чувствует, что эта пустота влилась в душу ему. Нигде вокруг не видно прочных следов труда и творчества. Усадьбы помещиков? Но их мало, и в них живут враги. Города? Но они — далеко и не многим культурно значительнее деревни. Вокруг — бескрайняя равнина, а в центре ее — ничтожный, маленький человечек, брошенный на эту скучную землю для каторжного труда. И человек насыщается чувством безразличия, убивающим способность думать, помнить пережитое, вырабатывать из опыта своего идеи! Историк русской культуры, характеризуя крестьянство, сказал о нем: «Множество суеверий и никаких идей».

Это печальное суждение подтверждается всем русским фольклором.
Спора нет — прекрасно летом «живое злато пышных нив», но осенью пред пахарем снова ободранная голая земля и снова она требует каторжного труда. Потом наступает суровая, шестимесячная зима, земля одета ослепительно белым саваном, сердито и грозно воют вьюги, и человек задыхается от безделья и тоски в тесной, грязной избе. Из всего, что он делает, на земле остается только солома и крытая соломой изба — ее три раза в жизни каждого поколения истребляют пожары.

Технически примитивный труд деревни неимоверно тяжел, крестьянство называет его «страда» от глагола «страдать». Тяжесть труда, в связи с ничтожеством его результатов, углубляет в крестьянине инстинкт собственности, делая его почти не поддающимся влиянию учений, которые объясняют все грехи людей силой именно этого инстинкта.
Труд горожанина разнообразен, прочен и долговечен. Из бесформенных глыб мертвой руды он создает машины и аппараты изумительной сложности, одухотворенные его разумом, живые. Он уже подчинил своим высоким целям силы природы, и они служат ему, как джинны восточных сказок царю Соломону. Он создал вокруг себя атмосферу разума — «вторую природу», он всюду видит свою энергию воплощенной в разнообразии механизмов, вещей, в тысячах книг, картин, и всюду запечатлены величавые муки его духа, его мечты и надежды, любовь и ненависть, его сомнения и верования, его трепетная душа, в которой неугасимо говорит жажда новых форм, идей, деяний и мучительное стремление вскрыть тайны природы, найти смысл бытия.
Будучи порабощен властью государства, он остается внутренне свободен, — именно силой этой свободы духа он разрушает изжитые формы жизни и создает новые. Человек деяния, он создал для себя жизнь мучительно напряженную, порочную, но — прекрасную своей полнотой. Он возбудитель всех социальных болезней, извращений плоти и духа, творец лжи и социального лицемерия, но — это он создал микроскоп самокритики, который позволяет ему со страшной ясностью видеть все свои пороки и преступления, все вольные и невольные ошибки свои, малейшие движения своего всегда и навеки неудовлетворенного духа.
Великий грешник перед ближним и, может быть, еще больший перед самим собою, он — великомученик своих стремлений, которые, искажая, разрушая его, родят все новые и новые муки и радости бытия. Дух его, как проклятый Агасфер, идет в безграничье будущего, куда-то к сердцу космоса или в холодную пустоту вселенной, которую он — может быть — заполнит эманацией своей психофизической энергии, создав — со временем — нечто не доступное представлениям разума сегодня.
Инстинкту важны только утилитарные результаты развития культуры духа, только то, что увеличивает внешнее, материальное благополучие жизни, хотя бы это была явная и унизительная ложь.
Для интеллекта процесс творчества важен сам по себе; интеллект глуп, как солнце, он работает бескорыстно.

Был в России некто Иван Болотников, человек оригинальной судьбы: ребенком он попал в плен к татарам во время одного из их набегов на окраинные города Московского царства, юношей был продан в рабство туркам, — работал на турецких галерах, его выкупили из рабства венецианцы, и, прожив некоторое время в аристократической Республике Дожей, он возвратился в Россию.

Это было в 1606 году; московские бояре только что затравили талантливого царя Бориса Годунова и убили умного смельчака, загадочного юношу, который, приняв имя Дмитрия, сына Ивана Грозного, занял Московский престол и, пытаясь перебороть азиатские нравы московитян, говорил в лицо им:
«Вы считаете себя самым праведным народом в Мире, а вы — развратны, злобны, мало любите ближнего и не расположены делать добро».
Его убили, был выбран в цари хитрый, двоедушный Шуйский, князь Василий, явился второй самозванец, тоже выдававший себя за сына Грозного, и вот в России началась кровавая трагедия политического распада, известная в истории под именем Смуты.

Иван Болотников пристал ко второму самозванцу, получил от него право команды небольшим отрядом сторонников самозванца и пошел с ними на Москву, проповедуя холопам и крестьянам:
«Бейте бояр, берите их жен и все достояние их. Бейте торговых и богатых людей, делите между собой их имущество».
Эта соблазнительная программа примитивного коммунизма привлекла к Болотникову десятки тысяч холопов, крестьян и бродяг, они неоднократно били войска царя Василия, вооруженные и организованные лучше их; они осадили Москву и с великим трудом были отброшены от нее войском бояр и торговых людей. В конце концов этот первый мощный бунт крестьян был залит потоками крови, Болотникова взяли в плен, выкололи ему глаза и утопили его.

Имя Болотникова не сохранилось в памяти крестьянства, его жизнь и деятельность не оставила по себе ни песен, ни легенд. И вообще в устном творчестве русского крестьянства нет ни слова о десятилетней эпохе — 1602—1603 гг. — кровавой смуты, о которой историк говорит как о «школе своевольства, безначалия, политического неразумия, двоедушия, обмана, легкомыслия и мелкого эгоизма, не способного оценить общих нужд». Но все это не оставило никаких следов ни в быте, ни в памяти русского крестьянства.

В легендах Италии сохранилась память о фра Дольчино, чехи помнят Яна Жижку, так же как крестьяне Германии Томаса Мюнцера, Флориана Гейера, а французы — героев и мучеников Жакерии и англичане имя Уота Тейлора, — обо всех этих людях в народе остались песни, легенды, рассказы. Русское крестьянство не знает своих героев, вождей, фанатиков любви, справедливости, мести.

Через 50 лет после Болотникова донской казак Степан Разин поднял крестьянство почти всего Поволжья и двинулся с ним на Москву, возбужденный той же идеей политического и экономического равенства. Почти три года его шайки грабили и резали бояр и купцов, он выдерживал правильные сражения с войсками царя Алексея Романова, его бунт грозил поднять всю деревенскую Русь. Его разбили, потом четвертовали.
В народной памяти о нем осталось две-три песни, но чисто народное происхождение их сомнительно, смысл же был не понятен крестьянству уже в начале XIX века.

Не менее мощным и широким по размаху был бунт, поднятый при Екатерине Великой уральским казаком Пугачевым, — «эта последняя попытка борьбы казачества с режимом государства», как определил этот бунт историк С. Ф. Платонов. О Пугачеве тоже не осталось ярких воспоминаний в крестьянстве, как и о всех других, менее значительных, политических достижениях русского народа.

О них можно сказать буквально то же, что сказано историком о грозной эпохе Смуты:
«Все эти восстания ничего не изменили, ничего не внесли нового в механизм государства, в строй понятий, в нравы и стремления...»
К этому суждению уместно прибавить вывод одного иностранца, внимательно наблюдавшего русский народ. «У этого народа нет исторической памяти. Он не знает свое прошлое и даже как будто не хочет знать его».

Великий князь Сергей Романов рассказал мне, что в 1913 году, когда праздновалось трехсотлетие династии Романовых и царь Николай был в Костроме, — Николай Михайлович — тоже великий князь, талантливый автор целого ряда солидных исторических трудов, — сказал царю, указывая на многотысячную толпу крестьян:
«А ведь они совершенно такие же, какими были в XVII веке, выбирая на царство Михаила, такие же; это — плохо, как ты думаешь?»
Царь промолчал. Говорят, он всегда молчал в ответ на серьезные вопросы. Это — своего рода мудрость, если не является хитростью или — не вызвано страхом.

Жестокость — вот что всю жизнь изумляло и мучило меня. В чем, где корни человеческой жестокости? Я много думал над этим и — ничего не понял, не понимаю.
Давно когда-то я прочитал книгу под зловещим заглавием: «Прогресс как эволюция жестокости».
Автор, искусно подобрав факты, доказывал, что с развитием прогресса люди все более сладострастно мучают друг друга и физически, и духовно. Я читал эту книгу с гневом, не верил ей и скоро забыл ее парадоксы.
Но теперь, после ужасающего безумия европейской войны и кровавых событий революции, — теперь эти едкие парадоксы все чаще вспоминаются мне. Но — я должен заметить, что в русской жестокости эволюции, кажется, нет, формы ее как будто не изменяются.

Летописец начала XVII века рассказывает, что в его время так мучили: «насыпали в рот пороху и зажигали его, а иным набивали порох снизу, женщинам прорезывали груди и, продев в раны веревки, вешали на этих веревках».
В 18-м и 19-м годах то же самое делали на Дону и на Урале: вставив человеку — снизу — динамитный патрон, взрывали его.
Я думаю, что русскому народу исключительно — так же исключительно, как англичанину чувство юмора — свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни.
В русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами «психоз», «садизм», словами, которые, в сущности, и вообще ничего не объясняют. Наследие алкоголизма? Не думаю, чтоб русский народ был отравлен ядом алкоголя более других народов Европы, хотя допустимо, что при плохом питании русского крестьянства яд алкоголя действует на психику сильнее в России, чем в других странах, где питание народа обильнее и разнообразнее.
Можно допустить, что на развитие затейливой жестокости влияло чтение житий святых великомучеников, — любимое чтение грамотеев в глухих деревнях.
Если б факты жестокости являлись выражением извращенной психологии единиц — о них можно было не говорить, в этом случае они материал психиатра, а не бытописателя. Но я имею в виду только коллективные забавы муками человека.

В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда — вниз головой — пленных красноармейцев, оставляя ноги их — до колен — на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других.
Забайкальские казаки учили рубке молодежь свою на пленных.
В Тамбовской губернии коммунистов пригвождали железнодорожными костылями в левую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землею и наблюдали, как эти — нарочито неправильно распятые люди — мучаются.
Вскрыв пленному живот, вынимали тонкую кишку и, прибив ее гвоздем к дереву или столбу телеграфа, гоняли человека ударами вокруг дерева, глядя, как из раны выматывается кишка. Раздев пленного офицера донага, сдирали с плеч его куски кожи, в форме погон, а на место звездочек вбивали гвозди; сдирали кожу по линиям портупей и лампасов — эта операция называлась «одеть по форме». Она, несомненно, требовала немало времени и большого искусства.


Творилось еще много подобных гадостей, отвращение не позволяет увеличивать количество описаний этих кровавых забав.
Кто более жесток: белые или красные? Вероятно — одинаково, ведь и те, и другие — русские. Впрочем, на вопрос о степенях жестокости весьма определенно отвечает история: наиболее жесток — наиболее активный...

Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов:
«Бей жену обухом, припади да понюхай — дышит? — морочит, еще хочет». «Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в могилу несут». «На бабу да на скотину суда нет». «Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее».
Сотни таких афоризмов, — в них заключена веками нажитая мудрость народа, — обращаются в деревне, эти советы слышат, на них воспитываются дети.
Детей бьют тоже очень усердно. Желая ознакомиться с характером преступности населения губерний Московского округа, я просмотрел «Отчеты Московской судебной палаты» за десять лет — 1900—1910 гг. — и был подавлен количеством истязаний детей, а также и других форм преступлений против малолетних. Вообще в России очень любят бить, все равно — кого. «Народная мудрость» считает битого человека весьма ценным: «За битого двух небитых дают, да и то не берут».
Есть даже поговорки, которые считают драку необходимым условием полноты жизни. «Эх, жить весело, да — бить некого». Я спрашивал активных участников гражданской войны: не чувствуют ли они некоторой неловкости, убивая друг друга?
Нет, не чувствуют.
«У него — ружье, у меня — ружье, значит — мы равные; ничего, побьем друг друга — земля освободится».


Однажды я получил на этот вопрос ответ крайне оригинальный, мне дал его солдат европейской войны, ныне он командует значительным отрядом Красной армии.
— Внутренняя война — это ничего! А вот междоусобная, против чужих, — трудное дело для души.
Я вам, товарищ, прямо скажу: русского бить легче. Народу у нас много, хозяйство у нас плохое; ну, сожгут деревню, — чего она стоит! Она и сама сгорела бы в свой срок. И вообще, это наше внутреннее дело, вроде маневров, для науки, так сказать.
А вот когда я в начале той войны попал в Пруссию — Боже, до чего жалко было мне тамошний народ, деревни ихние, города и вообще хозяйство! Какое величественное хозяйство разоряли мы по неизвестной причине. Тошнота!.. Когда меня ранили, так я почти рад был, — до того тяжело смотреть на безобразие жизни.
Потом — попал я на Кавказ к Юденичу, там турки и другие черномазые личности.
Беднейший народ, добряки, улыбаются, знаете, — неизвестно почему. Его бьют, а он улыбается. Тоже — жалко, ведь и у них, у каждого есть свое занятие, своя привязка к жизни...
Это говорил человек, по-своему гуманный, он хорошо относится к своим солдатам, они, видимо, уважают и даже любят его, и он любит свое военное дело. Я попробовал рассказать ему кое-что о России, о ее значении в мире, — он слушал меня задумчиво, покуривая папиросу, потом глаза у него стали скучные, вздохнув, он сказал:
— Да, конечно, держава была специальная, даже вовсе необыкновенная, ну а теперь, по-моему, окончательно впала в негодяйство!


Мне кажется, что война создала немало людей, подобных ему, и что начальники бесчисленных и бессмысленных банд — люди этой психологии.
Говоря о жестокости, трудно забыть о характере еврейских погромов в России.
Тот факт, что погромы евреев разрешались имевшими власть злыми идиотами, — никого и ничего не оправдывает.
Разрешая бить и грабить евреев, идиоты не внушали сотням погромщиков: отрезайте еврейкам груди, бейте их детей, вбивайте гвозди в черепа евреев, — все эти кровавые мерзости надо рассматривать как «проявление личной инициативы масс».


Но где же — наконец — тот добродушный, вдумчивый русский крестьянин, неутомимый искатель правды и справедливости, о котором так убедительно и красиво рассказывала миру русская литература XIX века?
В юности моей я усиленно искал такого человека по деревням России и — не нашел его.
Я встретил там сурового реалиста и хитреца, который, когда это выгодно ему, прекрасно умеет показать себя простаком. По природе своей он не глуп и сам хорошо знает это. Он создал множество печальных песен, грубых и жестоких сказок, создал тысячи пословиц, в которых воплощен опыт его тяжелой жизни.
Он знает, что «мужик не глуп, да — мир дурак» и что «мир силен, как вода, да глуп, как свинья».
Он говорит: «Не бойся чертей, бойся людей». «Бей своих — чужие бояться будут».
О правде он не очень высокого мнения: «Правдой сыт не будешь». «Что в том, что ложь, коли сыто живешь». «Правдивый, как дурак, так же вреден».

Чувствуя себя человеком, способным на всякий труд, он говорит: «Бей русского, — часы сделает». А бить надо потому, что «каждый день есть не лень, а работать неохота».


Таких и подобных афоризмов у него тысячи, он ловко умеет пользоваться ими, с детства он слышит их и с детства убеждается, как много заключено в них резкой правды и печали, как много насмешки над собою и озлобления против людей. Люди — особенно люди города — очень мешают ему жить, он считает их лишними на земле, буквально удобренной потом и кровью его, на земле, которую он мистически любит, непоколебимо верит и чувствует, что с этой землей он крепко спаян плотью своей, что она его кровная собственность, разбойнически отнятая у него.
Он задолго раньше лорда Байрона знал, что «пот крестьянина стоит усадьбы помещика». Литература народолюбцев служила целям политической агитации и поэтому идеализировала мужика. Но уже в конце ХIХ столетия отношение литературы к деревне и крестьянину начало решительно изменяться, стало менее жалостливое и более правдивое. Начало новому взгляду на крестьянство положил Антон Чехов рассказами «В овраге» и «Мужики».
В первых годах ХХ столетия являются рассказы лучшего из современных русских художников слова, Ивана Бунина; его «Ночной разговор» и другая, превосходная по красоте языка и суровой правдивости повесть «Деревня» утвердили новое, критическое отношение к русскому крестьянству.

http://www.intelros.ru/2007/06/21/maksim_gorkijj_o_russkom_krestjanstve.html

продолжение дальше

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Большая ложь

Виктор Вольский

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ

Не успело агентство S&P впервые в истории снизить рейтинг кредитоспособности американского государства, как виновные тут же были найдены. Ими оказались сторонники «Партии чаепития», которым демократы по указке своего верховного командования (то ли вице-президента Джо Байдена, то ли главного политического гуру президента Обамы Дэвида Аксельрода) прилепили ярлык «террористов». Как вообще земля носит этих извергов, которые – подумать только! – требуют, чтобы государство соблюдало Конституцию и перестало жить не по средствам, ярятся лидеры демократов! Конечно, именно они и есть истинные террористы, кто же еще?! Не называть же террористами исламистских нелюдей, убивающих и сеющих террор именем своего свирепого божества! Так, во всяком случае считает Барак Обама, изгнавший понятие «терроризма» из внешнеполитического и военного лексикона своей администрации.

Рептильная пресса тут же слаженно заголосила: «Рятуйте, люди добрые, террористы!». Некоторые правые обозреватели пожимают плечами, относя подобные инфантильные нападки на счет умственной лености и недостатка воображения журналистов. Это громадная ошибка, свидетельствующая о том, насколько наивны консерваторы и как плохо они знают своих противников. Я не собираюсь выступать адвокатом второй древнейшей профессии, но бесконечное, «бесмысленное» повторение на все лады пропагандистских клише, спущенных из Национального комитета Демократической партии, отнюдь не свидетельствует об умственном убожестве левых журналистов, хотя дураков среди них и в самом деле пруд пруди. Однако в данном случае они не демонстрируют свою глупость, а вносят посильную лепту в «прогрессивное дело», пользуясь тактикой, старой, как мир, и столь же эффективной, как демагогия. Имя ее – Большая Ложь.

Что такое Большая Ложь, красноречиво объяснил признанный мастер этого жанра Адольф Гитлер. В т. 1, гл. 10 своего шедевра «Майн кампф» фюрер германского народа писал:

«...В большой лжи всегда есть определенная сила правдоподобия, поскольку широкие народные массы всегда податливее на ложь подсознательно, в глубинных слоях своей эмоциональной сущности. Причем учитывая их умственную примитивность, их легче поймать на удочку большой, а не малой лжи, ибо сами они постоянно кривят душой в малых делах, но стыдятся лгать по-крупному. Им никогда не придумать грандиозную ложь, и они никогда не поверят, что у кого-то другого хватит наглости столь вопиющим образом извращать истину. И даже если ткнуть их носом в факты, вне всяких сомнений разоблачающие ложь, они все равно будут сомневаться, колебаться и по-прежнему думать, что наверняка тут должно быть какое-то другое объяснение. Ибо вопиюще наглая ложь всегда оставляет несмываемые следы, даже если ее разоблачить. Это хорошо известно всем мастерам лжи в нашем мире и всем, кто сговаривается в искусстве вранья».

Другой прославленный эксперт в этой области Иозеф Геббельс несколько по-иному изложил ту же мысль в статье «Из черчиллевой фабрики лжи», датированной 12 января 1941 года:

«Важнейший секрет успеха английских лидеров кроется отнюдь не в каком-то особом умственном превосходстве, а наоборот – в удивительном тупоумии. Англичане следуют принципу, что уж если врать, так по-крупному, и непоколебимо стоять на своем. Они упорствуют во лжи, даже рискуя при этом попасть в дурацкое положение».

Левые во многих отношениях на редкость бездарны, но в одном им не откажешь: в чем-чем, а в пропаганде они мастера. Это их главное оружие, которым они владеют весьма искусно, порой поднимаясь до истинных высот творчества. Хотя социалистическое движение выставляет себя защитником интересов «рабочего класса», оно всегда и везде почти исключительно служит пристанищем для радикальной интеллигенции. Эти люди, особенно обильно плодящиеся и размножающиеся в академическом мире, в адвокатуре и журналистике, имеют весьма смутное представление о реальной жизни. Они общаются только в своем кругу, проводя время в неустанной говорильне и в словесных играх, в частности, состязаясь в придумывании ярких образов и звонких фраз. Одним словом, они постоянно занимаются оттачиванием своего единственного подлинного умения – пропаганды.

Либералы отлично усвоили уроки, преподанные их идеологическими предтечами – немецкими национал-социалистами и советскими коммунистами. Они понимают, что неустанно повторяемая Большая Ложь чрезвычайно эффективна. Ее цель заключается в том, чтобы создать и закрепить в мозгу у слушателя/зрителя/читателя павловский условный рефлекс, автоматическую парную связку стимул-реакция. К примеру, капиталист – толстопузый хищник, Джордж Буш – полный дурак, Сара Пэйлин – отпетая идиотка, Барак Обама – великий гений, любой член клана Кеннеди – подарок человечеству, и т. п. Спросите либерала, озвучивающего любое из вышеприведенных клише, какими доказательствами он располагает, например, что бывший губернатор Аляски – кретинка, а нынешний президент Соединенных Штатов – гигант мысли. Ответом будет недоуменный взгляд: ну как же, все знают, что Сара Пэйлин – круглая дура, а Барак Обама – интеллектуальный исполин, стало быть, так оно и есть, какие еще нужны доказательства?

Эффективность такой тактики неоспорима, особенно учитывая присущую людям инерцию мышления. Нужно только долго и слаженно, бортовыми залпами, бомбардировать аудиторию подобными агитснарядами, и рано или поздно внушаемые понятия прочно засядут в людских головах, а единожды закрепившись в мозгах, их оттуда гвоздем не выковыряешь. Левые настолько ошельмовали Сару Пэйлин, что внушили независимым (они же умеренные) и даже некоторым консервативным избирателям, что у нее нет никаких шансов на выборах. То есть левый пропагандистский аппарат фактически диктует своим оппонентам, кого им выдвигать в президенты.

Пропаганда подобного рода предназначена не только для очернения противника, но и для создания позитивных мифов о своих героях. Так, лубочный кумир американских левых, полная посредственность Джон Кеннеди усилиями своих придворных пропагандистов превратился в колосса, хотя на прямой вопрос о его заслугах историки долго мекают, бекают и в конце концов, ничего не придумав, выдавливают из себя, что он, дескать, поднял дух нации. Точно так же и Франклина Рузвельта пропаганда живописует как спасителя отечества, мага и волшебника, который вытащил американскую экономику из трясины кризиса, куда ее загнал ставленник капитала Герберт Гувер. Хотя не стоит больших трудов узнать, что к концу первого года третьего (sic!) срока президентских полномочий Рузвельта (т.е. к началу войны) безработица в стране все еще достигала 17 процентов, и что Рузвельт, абсолютно ничего не понимавший в экономике, лишь усугубил и надолго продлил кризис серией нелепых маневров, рассчитанных на чисто пропагандистский эффект. Но для того, чтобы постигнуть истину, нужно сначала усомниться в официальной версии истории, а пропаганда на то и существует, чтобы у оболваненных олухов никаких сомнений не возникало. Лопайте, что дают!

Однако вернемся к основной теме. Знаменитый лозунг Патрика Генри до сих пор, спустя чуть ли не два с половиной столетия, сотрясает стогны: «Свобода или смерть!» (Речью, где прозвучали эти магические слова, Генри убедил Совет самоуправления Виргинии направить ополчение в революционную армию). А теперь попробуйте на зуб такой лозунг: «Ускоренный график амортизации капитального оборудования или смерть!» Бьются ли учащенно сердца при этих звуках? Тянется ли рука непроизвольно к оружию? Полагаю, что вряд ли.

Для того, чтобы достигать свой цели, лозунг должен быть коротким и запоминающимся, он должен звучать, как выстрел, как щелканье хлыста. Ленин не звал массы бороться «за более справедливое распределение национального достояния». Он призывал «грабить награбленное!» Лозунг Великой французской революции «Свобода, равенство и братство» по сей день находит отзвук во многих сердцах, невзирая на свою очевидную абсурдность. Как могут сочетаться абсолютно противоположные понятия «свободы» и «равенства»? «Взгляни на древо – и там усмотришь некоторый сук больший и против других крепчайший, а следственно, и наидоблестнейший», – издевательски наставлял поборников равенства язвительный Салтыков-Щедрин. А поскольку равенства в природе не существует, оно может быть установлено только путем принуждения, которое противоположно свободе. Что же касается «братства», в Европе, чья история состояла из непрерывных войн, это слово звучало насмешкой.

Словом, властители дум либеральной черни отнюдь не из лени и не от отсутствия воображения без конца клеймят «Партию чаепития» как «сборище террористов». Они прекрасно знают, что делают. Скажите человеку, что он свинья, повторяйте это достаточно долго и упорно, и рано или поздно он захрюкает. Демократы понимают этот принцип, отсюда и поразительная дисциплинированность их пропагандистских кампаний. Кому-то в мозговом штабе «сил мира и прогресса» приходит в голову удачное слово или выражение, его обкатывают в фокусных группах и опросах, и в случае благоприятных результатов главный директивный орган левых «Нью-Йорк таймс» или Национальный комитет Демократической партии спускают новое клише прессе, та подхватывает его и начинает без конца гонять на корде. Пользуясь современным понятием, получается что-то вроде рассредоточенного флешмоба, устраиваемого ради торжества «прогрессивного дела».

Если завтра будет решено заклеймить членов «Партии чаепития», скажем, «гадами-гвельфами», нет сомнения, что ярлык пристанет и войдет в лексикон людей, не имеющих ни малейшего понятия о том, что он значит (они, вероятно, решат, что это обозначение какого-то особо каверзного племени эльфов). Неважно что говорить, лишь бы звучало позабористей! Потому-то либералы и приходят в такое неистовство всякий раз, когда правые называют Обаму «социалистом» – емко и хлестко. Они понимают, насколько эффективен может быть этот ярлык, и, вероятно, испытывают искушение обвинить консерваторов в плагиате.

Между прочим, в одном из последних опросов общественного мнения 29% демократов согласились с тем, что члены «Партии чаепития» заслуживают наименования «террористов».

Август 2011 года

http://pavel-slob.livejournal.com/450894.html#cutid1

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Пропагандистская война против Израиля

Originally posted by shaon at Пропагандистская война против Израиля
...Совет ООН по правам человека призвал врачей, медицинские центры и ассоциации во всем мире осудить и бойкотировать израильских врачей и клиники...
...Потребительское общество Швеции обратилось к сети супермаркетов с предложением прекратить продажу всех израильских товаров...
... Совет преподавателей британских университетов выступил в поддержку академического бойкота израильских высших учебных заведений...

Сообщениями такого рода сегодня заполнены новостные ленты мировых информационных агентств. Идет целеноправленная обработка общественного мнения различных стран с целью делигитимации и подрыва правовых основ существования Еврейского государства. Накал и размах антиизраильской пропаганды может сравниться только с антисемитской пропагандой в нацистской Германии.
Read more... )