Category: криминал

Утратив правый путь...

Земную жизнь пройдя до половины
я очутился в сумрачном лесу...
Д.Алигъери.
***
Брожу по пням, по пеплу, бурелому -
все что осталось от родного дома.
утерян путь к исчезнувшим истокам -
ни адреса, ни места, ни намека.

Как забрела, куда теперь идти,
как обойти завал и пепелище,
чтоб не сломаться, выжить, добрести,
утраченное воскресить жилище...

Лишь половина пройдена пути ...
Где на вторую силы мне найти?...




© Copyright: №1808143586

Дорогие гости посещающие мой блог,из тех кто считает приличным использовать мои тексты не спрашивая на это разрешения.
Если уж вы решили их копировать без ссылки,то будьте,пожалуйста,внимательнее - обращайте внимание на копирайт.



ПРИМЕЧАНИЕ 1:Срочные сообщения можно оставлять здесь, в комментариях.




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

МИЛЛИАРДЫ ЗАРЫТЫЕ В ПЕСОК РАДИ УБИЙСТВА и ничего кроме убийства.

Оригинал взят у m_arch в Упорство в достижении цели

Горы выбранного грунта
многие кубометров древесины и тонн бетона
огромные вложения в вентиляцию и освещение
месяцы и годы работы
и все для того чтобы вылезти по другую сторону забора и попытаться убить пару человек...




Заголовки на выбор:

Безработица в Газе?
Газоватский социал.
Во имя вселенской тьмы.
Инвестиционный проект международной глупости.
Миллиарды европейских,американских,российских, израильских денег зарытых в землю, в безумной ненависти к дающим и помогающим.
Сеющие ненависть и пожинающие смерть.


Gaza Underground Infrastructure Photos

Like peoples in simplest caves from the beginning and high-technological cities and nations today, Gaza constructs underground infrastructure to evade undercover all-INT full-spectrum attack exhibited in the first pristine safely-bunkered military industrial media photo.















































Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

О трусости, лицемерии и безответственности.

Страна с деформированным сознанием, достоинством и честью.
Идут бараны и бьют в барабаны...


11 октября 2011 года «Аль-Арабия» впервые сообщила, что Израиль и ХАМАС достигли соглашения о выдаче Гилада Шалита. Поздним вечером 11 октября Кабинет министров Израиля 26 голосами против 3 утвердил сделку по освобождению Шалита. В обмен на его освобождение «Израиль выпустит 1027 заключенных, около 400 из них отбывают пожизненные сроки наказания за самые страшные террористические акты в истории страны».

16 октября 2011 года израильские и арабские СМИ опубликовали список заключенных, которые будут освобождены в рамках первого этапа «сделки Шалита». Список включал в себя 477 имен террористов — в нем 450 мужчин, из которых 280 получили пожизненные заключения, и 27 женщин.

Утром 18 октября 2011 года, после пяти лет и четырёх месяцев заключения, Гилад был освобожден и передан соотечественникам в рамках сделки в обмен на 1027 палестинских заключённых, более 400 из которых — террористы, осуждённые израильским судом за убийства 599 израильтян.

На втором этапе сделки Израиль обязался до конца 2011 года освободить 550 заключенных по своему выбору. Их имена были опубликованы 14 декабря, а 18 декабря террористы были освобождены.

Террористы, освобождённые в рамках первого этапа сделки
В числе тех, кто был освобождён в рамках сделки, террористы, приговоренные к 18, 19, 21, 23 и даже к 48 пожизненным заключениям:

Валид Анджис (Инджаз), 36 пожизненных заключений за организацию:
- теракта в кафе «Момент» (март 2002) в Иерусалиме: 11 израильтян убиты, 54 ранены, из них 11 — тяжело,
- теракта в клубе Ришон ле-Циона (май 2002): 16 убиты, более 60 ранены, из них 20 в критическом состоянии,
- теракта в Еврейском университете Иерусалима (июль 2002): 9 убиты (включая граждан Франции и США), 85 ранены, 14 из них — серьёзно).
- Насер Сами Абд ар-Раззак Али ан-Насер «Ятаймэ», 29 пожизненных заключений за причастность к убийствам. Один из организаторов теракта в отеле «Парк» в Нетании (2002) — 30 — убиты, 150 — ранены)
- Хамис Заки Абдул Хади Акель, 21 пожизненных заключений за причастность к убийствам, и его старший брат Уалид Абдул, один из основателей «Батальонов Изаддина аль-Касама» (16 пожизненных заключений).
- Маджди Мухаммад Амр, 19 пожизненных заключений. В июле 2001 года около Кирьят-Арбы на глазах жены и детей застрелил 28-летнего Давида Коэна; в марте 2003 спланировал и организовал теракт в Хайфе в автобусе маршрута № 37 («взрыв на улице Мориа унес 17 жизней, более 50 людей получили ранения»); разрабатывал и изготавливал новые типы взрывных устройств.
- Майэд Уааль Талиб Абу Шарах, 19 пожизненных заключений, также причастный к организации теракта в автобусе № 37 в Хайфе и другим терактам.
- Фади Мухаммад Ибрагим аль-Джааба, 18 пожизненных заключений, участник нападения в шаббат на израильтян около Пещеры праотцев в ноябре 2002 года (12 убиты, 15 ранены) и один из организаторов взрыва автобуса № 37 в Хайфе в 2003 году.
- Мусаб Исмаил аль-Хашлимун, 17 пожизненных заключений, организатор двойного теракта в Беэр-Шеве в августе 2004 года (убиты 17 человек, в том числе трёхлетний мальчик, ранены 100), уже после того, как был выпущен на свободу в январе 2004 года в рамках сделки по обмену террористов на израильтянина Эльханана Танненбаума.
- Айман Хатим Афиф аш-Шахрир, 16 пожизненных заключений.
- Ихлам Ариф Ахмад аль-Тамими (из Иордании), 16 пожизненных заключений — «была завербована террористами ХАМАСа, выдавая себя за туристку, активно содействовала совершению теракта» в иерусалимской пиццерии «Сбарро» в августе 2001 года, в результате которого были убиты 15 человек и более 100 получили ранения.После освобождения заявила, что «не сожалеет о своем участии в теракте и что не сомневаясь „сделала бы это еще раз“»; ведёт программу на телевидении ХАМАС.
- Абд аль-Хади Рафа Раним, 16 пожизненных заключений, в 1989 году захватил руль автобуса № 405, следовавшего по маршруту Тель-Авив—Иерусалим, и несмотря на попытки водителя стабилизировать автобус, он скатился с шоссе в пропасть и загорелся, в результате чего пассажиры, которые не смогли выбраться из автобуса, сгорели заживо. В результате теракта погибли 16 израильтян, 25 были ранены.
-Мухаммад Абдул-Рахман Салах Абу Аттайя, 16 пожизненных заключений.
-Мухаммад Уаиль Дуглас, 15 пожизненных заключений, один из организаторов теракта в пиццерии «Сбарро».
-Мухаммад Таэр Махмуд аль-Карам и его брат Юсуф; оба по 15 пожизненных заключений.
-Ибрагим Абд ар-Рахман Мухаммад Джундия, 12 пожизненных заключений, организатор теракта в 20-м автобусе в Иерусалиме (ноябрь 2002), в результате которого были убиты 17 человек, 50 получили ранения («жертвами были, в основном, школьники»).
-Исмаил Муса Хусейн Бахит, 12 пожизненных заключений.
-Насер Гази Мухаммад Адаидар, 11 пожизненных заключений.
-Хишам Абдул Кадр Хиджаз, 10 пожизненных заключений за причастность к организации терактов, жертвами которых стали 10 человек.
-Муджн Абд аль-Малик Мухаммад Ахмад, 10 пожизненных заключений.
-Мазен Мухаммад Сулейман Фагха, 9 пожизненных заключений, в августе 2002 года организовал взрыв террориста-смертника в автобусе маршрута 361 около Цфата, в результате которого были убиты 9 и были ранены 50 человек.
- Абдул Азиз Умар, 7 пожизненных заключений и 30 лет за подготовку теракта в кафе Хилель 9 сентября 2003 года, в результате которого были убиты 7 израильтян и около 70 — были ранены
-Саид Бадарна — 5 пожизненных заключений, спланировавший теракт на центральной автобусной станции в Хадере в День независимости в 1994 году,
-Ихие Санвар, 4 пожизненных заключения за похищение и убийство Нахшона Ваксмана, уже после освобождения призвавший продолжить похищения израильских военнослужащих[37], и его подельник Джихад Ярмур;
-Крис Адель Ишад аль-Бандак, 4 пожизненных заключения.
-Ибрагим Шмасана — 3 пожизненных заключения и 20 лет, участник убийства (вместе с братьями Джауадом и Мухаммадом) юношей Ронена Крамани и Лиора Тоболя, водителя такси Рафи Дорона и солдата ЦАХАЛа Йошуа Фридберга в 1990—1993 гг,
-Салем Раджаб ас-Сарсур — 3 пожизненных заключения за убийство раввина Шломо Раанана, теракты в Хевроне (14 раненых) и на автобусной станции в Беэр-Шеве (около 70 раненых) в 1998 году;
глава группировки, похитившей и убившей Илана Садона и Ави Саспотреса, приговорённый к 3 «пожизненным», и несколько его подельников;
-Салахи, Линч в Рамалле (2000)
-Абд аль-Азиз Юсуф Мустафа Салахи, приговорённый к «пожизненному» в 2001 году за участие в линче двух израильских резервистов Вадима Нуржица и Йосефа Авраамии в октябре 2000-го года («„человек“ с окровавленными руками» в окне полицейского участка в Рамалле).
-Хусам Бадран — один из лидеров «Бригад Изаддина аль-Касама» (ХАМАС), арестован в ходе операции «Защитная стена», организатор терактов в пиццерии «Сбарро», тель-авивской дискотеке «Дольфи», и гостинице «Парк-отель», нападение на автобус около поселения Имануэль, теракт на железнодорожной станции в Нагарии и другие,
один из из убийц Йоси Шука из поселка Бейт Хагай,
убийца Эфи и Ярона Юнгеров,
убийцы солдата ЦАХАЛа Йошуа Фридберга и полицейского МАГАВа Нисима Толедано,
-Идрис Раджаби, принимавший участие в терактах, в которых погибли 22 израильтянина,
-Басам Снина и его подельники, убившие ученика йешивы Хаима Кармана,
-Зид Килани, один из организаторов теракта на перекрестке Мей Ами,
-Абд Амро, пославший смертника в кафе «Гилель»,
-Амр Сархан, зарезавший ножом трех израильтян в 1990 году,
-Фахед Шалоди, участник похищения и убийства солдата ЦАХАЛа Ярона Хена,
убийца трех членов семьи Дикштейн и сержанта Элиэзера Лейбовича,
глава военного крыла ХАМАСа из города Калькилия, пославший смертника, взорвавшего себя на мосту Бар Илан,
-Амна Муна, пожизненное заключение за соучастие в убийстве 16-летнего Офера Рахума 17 января 2001 года,
-Ирина Полищук, гражданка Украины, осуждённая на 20 лет тюрьмы за пособничество в организации теракта в городе Ришон-ле-Цион в мае 2002 года. Со своим мужем Ибрагимом Сарханой она доставила террориста-смертника на место преступления, где были убиты 2 и ранены 40 человек; муж освобождён не был,
-Фуад Амрин, пожизненное заключение, заколол шедшую в школу 15-летнюю Елену Рап в Бат-Яме в 1992 году,
-и многие другие.

В день выполнения первого этапа «обменной сделки», несмотря на то, что он был одной из сторон, её заключивших, ХАМАС присоединился к претензии Совета ООН по правам человека, представитель которого заявил, что «перемещение заключенных в Газу и за границу без их согласия можно считать трансфером, и намерен расследовать это „преступление“».

Второй этап сделки

18 декабря 2011 года был завершён 2-й этап сделки, в рамках которого были освобождены и переданы представителям «Красного креста» 550 арабов, осуждённых за террористическую деятельность против израильтян. Как и ранее, БАГАЦ отверг иск против этого этапа сделки, поданный организацией «Шурат а-Дин» и двумя семьями жертв террора.

Список второго этапа формировался властями Израиля; максимальный срок заключения у 32 освобождённых террористов составлял 10-15 лет за покушения на убийства и / или причастность к обстрелам и применению взрывных устройств, в результате которых не было погибших. Основная их часть была осуждена в 2008—2011 гг. на 5 лет и более с планировавшимся сроком освобождения не позднее 2017 года.
Среди освобождённых в рамках этого этапа преступниках не было боевиков ХАМАСа или «Исламского джихада», в основном, это — члены ФАТХа («Бригады мучеников Аль-Аксы», «Танзим» и другие группировки).

В ходе освобождения заключённых произошли беспорядки на КПП Бетуния близ Иерусалима. В ответ на брошенные в них гранаты, израильские солдаты были вынуждены применить резиновые пули и слезоточивый газ. Сразу после освобождения заключенных доставили в Мукату на встречу с руководством ПНА, затем в Рамалле и в секторе Газа им была устроена торжественная встреча.

Один их террористов — Салах Хамури, осуждённый за покушение на раввина Овадию Йосефа, давшего согласие на его освобождение по личной просьбе президента Франции Николя Саркози, уже на следующий день фактически нарушил подписанное им обязательство об отказе от террора и насилия, заявив, что «Раввин Йосеф заслуживает смерти».

Повторные аресты освобождённых террористов

В конце января 2012 года «по подозрению в организации незаконной деятельности и угрозе безопасности в районе» повторно был арестован 36 летний Айман Шаруна, до освобождения приговоренный к 38 годам лишения свободы за участие в беэр-шевском теракте 2002 года. Ранее, в январе 2012 года, израильские спецслужбы сообщали, что некоторые из освобождённых вернулись к террористической деятельности[103].

В феврале 2012 года была повторно арестована 30-летняя активистка «Исламского джихада» Ханаа аш-Шалби, досрочно освобождённая в рамках сделки.

8 марта 2012 года подразделение батальона «Лави» арестовало в деревне Кфар-Ята в районе Хеврона Халеда Махмару подозреваемого в контрабанде и денежных переводах для создания инфраструктур террора на территории Иудеи и Самарии. Халед Махмара был освобожден из израильской тюрьмы в рамках «сделки Шалита» и обязался более не заниматься террористической деятельностью.

В апреле 2012 года пресс-служба АОИ сообщила, что об аресте по подозрению в возобновлении террористической деятельности около 10 боевиков, освобожденных в рамках сделки. В докладе также отмечается, что связи с массовым освобождением боевиков значительно активизировалась деятельность террористических организаций «Исламский Джихад» в Дженине и ХАМАС — в районе Туль-Карема.

Извращенная мораль сторонников сделки по выкупу одного труса ценой сотен убитых евреев.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

ДОЛГИЙ ЯЩИК XX СЪЕЗДА

"В Кремле не можно жить", -
Преображенец прав.
Там древней ярости еще кишат микробы:
Бориса дикий страх, всех Иоаннов злобы
И Самозванца спесь - взамен народных прав.

Анна Андреевна Ахматова.


О.Г.Шатуновская, "Долгий ящик XX съезда", "Общая газета" N 014 от 10.04.1997.

Ольга Григорьевна Шатуновская (1901 - 1990) пережила всех, кому после XX съезда КПСС было поручено расследование преступлений культа личности ("комиссия Шверника"). Но и она нигде и никогда не выступала с публикациями о работе комиссии. Считала, что не имеет права предавать огласке материалы, предназначавшиеся только для членов Политбюро. Она даже не подозревала, что дети и внуки тайно записывали то, чем она могла поделиться лишь в кругу семьи. Из этих записей составилась книга, которая, может быть, когда-нибудь выйдет в свет (под редакцией известного культуролога Григория Померанца). Пока же читателям "ОГ" предлагается фрагмент воспоминаний Ольги Шатуновской о событиях, происходивших между XX и XXII съездами.

СТАЛИНСКИЙ ЛИСТОК

Двадцатый съезд на закрытом заседании выслушал доклад Хрущева. В нем шла речь и о том, что обстоятельства убийства Кирова вызывают сомнения, их необходимо расследовать.

Мы начали расследование. Личный архив Сталина и архив Политбюро тогда находились в Кремле. В архиве Сталина обнаружили листок, на котором он собственноручно изобразил два террористических центра - московский и ленинградский. Он сначала Зиновьева и Каменева поместил в ленинградский центр, потом зачеркнул и переставил их в московский.

Я эту рукопись сфотографировала, подготовила записку о том, что необходимо расследовать все сталинские судебные процессы, и разослала всем членам Политбюро (в то время президиум ЦК КПСС. - А.Т.). И тогда была сформирована новая комиссия, во главе которой стоял Николай Михайлович Шверник (материалы к докладу Хрущева на XX съезде готовила комиссия Поспелова. -А.Т.). Кроме меня в комиссию вошли высокопоставленные люди - генеральный прокурор Руденко, председатель КГБ Шелепин и заведующий отделом административных органов ЦК Миронов. Конечно, они сами в архивах не сидели, знакомились с материалами, которые клали им на стол уже как результаты и выводы.

Кроме дела об убийстве Кирова, комиссия расследовала пять сталинских процессов: по делам Бухарина, Тухачевского, Зиновьева и Каменева, Сокольникова и Радека, Пятакова. По каждому процессу работала отдельная бригада. Трудно ли было добывать материалы? Нет. Поскольку было решение президиума ЦК, для нас все архивы были открыты. В расследовании участвовали многие люди. Очень активно работали помощник Шверника Алексей Кузнецов, мой сотрудник по комиссии партконтроля Колесников. несколько энергичных молодых людей из прокуратуры и КГБ.

Мы работали в здании Комитета партийного контроля. Далеко не все нас поддерживали. При том, что Шверник возглавлял комиссию, некоторые его заместители просто рвали и метали.

Выяснилось, что много документов исчезло. Например, во время процессов велась киносъемка, но кадров с обвиняемыми мы не нашли. Ко мне приходили сотрудники Музея революции, рассказывали, что за эти десятилетия агентами Сталина были изъяты тысячи документов, касавшихся революционной деятельности всех, кого он уничтожал. Особенно близких к Ленину людей. Все эти документы пропали бесследно.

Ценнейшая информация хранилась в личном архиве Сталина. Представьте десятки огромных, от пола до потолка, сейфов, наполненных документами. Разве мы могли бы разобраться, даже если бы годами там рылись. Я позвала заведующего архивом, не помню сейчас его фамилию. Меня предупредили, что это человек Маленкова. Но я с ним стала говорить, как с порядочным человеком. Убеждать его, что мы выполняем решение XX съезда. Просить помощи. Он сидел, молчал, молчал. Потом сказал: "Я подумаю".

На другой день принес ту рукопись Сталина, в которой он обозначил московский и ленинградский "центры". А это ключ! Отсюда можно было начинать поиски.

СМЕРТЬ УБИЙЦЫ

Я поехала в Ленинград. Вы помните, ленинградская организация была на девяносто процентов за Зиновьева. В Ленинграде беседовала со многими людьми. Мне подсказали, что есть два человека из ленинградского ГПУ, которых Сталин вызывал с картотеками. В 56-м они уже были полковниками, а в год убийства Кирова сержантами, сидели на картотеках - один "вел" зиновьевцев, другой - троцкистов.

Они, в частности, рассказали - и дали письменные показания, - что у Сталина был список активных ленинградских оппозиционеров. Его составил начальник ленинградского ГПУ Медведь и хотел получить от Кирова санкцию на аресты. Киров отказался.

Но список затребовал Сталин, когда приехал в Ленинград на второй день после убийства Кирова 1 декабря 1934 года. Тогда и вызвал картотетчиков с их ящиками. Прямо при них сам рылся в карточках, сверял с этим списком. Взял чистый лист бумаги, слева написал "Ленинградский террористический центр", справа "Московский террористический центр". И подписал фамилии двадцати двух человек. Всех, находившихся в той комнате (Медведь тоже был), вскоре расстреляли. А эти два сержанта уцелели.

Очень важные данные об убийстве Кирова мы получили от человека по фамилии Гусев. В 34-м году он служил в ГПУ и охранял камеру, в которой Сталин допрашивал Николаева (убийцу Кирова. - А.Т.). Во время допросов Николаев кричал: "Меня четыре месяца ломали сотрудники НКВД, доказывали, что надо во имя дела партии убить Кирова. Мне обещали сохранить жизнь, я согласился. Они меня уже дважды арестовывали и оба раза выпускали. А вот теперь, когда я совершил - для пользы партии! - дело, меня бросили за решетку, и я знаю, что меня не пощадят!"

Нам стало известно также то, чего Гусев не мог видеть. На эти крики Николаева через другую дверь в камеру вошли сотрудники ГПУ и встали за креслом Сталина. Николаев показал на них рукой: "Вот они, они же меня уламывали!" Те подскочили к нему, начали бить наганами по голове. На глазах у Сталина и всех присутствующих Николаева убили.

Два свидетеля этой страшной сцены, которых давно нет в живых, передали ее своим друзьям. Первый - прокурор Ленинградской области Польгаев. Вернувшись после допроса к себе, Польгаев сразу же вызвал своего друга Никиту Опарина - они вместе воевали в гражданскую. Польгаев рассказал ему все, что видел, и добавил, что не сегодня-завтра его схватят и казнят, раз он является свидетелем. В тот же вечер Польгаев застрелился. А с Опариным мы потом работали вместе в Московском комитете, он меня прекрасно знал, и все это написал для комиссии.

Второй - секретарь ленинградского обкома Чудов - тоже был на допросе Николаева. Он успел рассказать своему другу, секретарю партколлегии Дмитриеву. Через несколько дней Чудова и его жену арестовали и казнили. А Дмитриев дожил до XX съезда и дал нам письменные показания, которые во всех деталях совпали с письмом Опарина.

(О репрессиях, обрушившихся на ленинградскую парторганизацию после убийства Кирова, рассказывали на XXII съезде КПСС первый секретарь Ленинградского обкома И. Спиридонов и член партии с 1902 года Д. Лазурита. - А.Т.)

ПРОПАВШИЕ БЮЛЛЕТЕНИ

Одновременно с этим расследованием мы изучали материалы XVII съезда, после которого были расстреляны все члены счетной комиссии. Но оказалось, один делегат жив - бывший секретарь Тульского обкома и член ЦК Верховых. Вот что он рассказал:

"На съезде было 1227 делегатов с правом решающего голоса. В счетную комиссию по выборам генсека избрали 43 человека, в том числе и меня. Всего было тринадцать урн для голосования, с каждой работали трое делегатов.

Когда нам принесли результаты подсчета голосов, волосы встали дыбом: против Сталина проголосовали 292 человека. Председатель счетной комиссии Затонский помчался к Кагановичу, ведавшему отделами ЦК. Потом оба поехали к Сталину. Сталин спросил Затонского:
- А сколько голосов против получил Киров?
- Три, - сказал правду Затонский.
- Вот и сделайте завтра в вашем сообщении мне столько же голосов против, сколько получил Киров. А остальные бюллетени делегатов, зачеркнувших мою фамилию, сожгите".

Теперь стало понятно, почему в пакете, который хранится в ИМЛ, не хватает 289 бюллетеней. А сотрудники-то недоумевали!

Так мы получили ключ не только к убийству Кирова, но и к уничтожению многих делегатов съезда и большинства избранного на нем ЦК.

"ЧТО МЫ НАДЕЛАЛИ!"

КГБ прислал подробные данные о репрессиях. Для нас это было потрясением. С января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек. Из них семь миллионов расстреляны в тюрьмах НКВД!

Незадолго до XXII съезда мы составили обстоятельную докладную записку и разослали ее всем членам ЦК. Наутро мне позвонил Никита Сергеевич Хрущев: "Я всю ночь читал вашу записку и плакал над ней. Что мы наделали! Что мы наделали!.."

Я была в полной уверенности, что результаты нашей работы будут преданы огласке на XXII съезде. Но Хрущев в своем докладе опять стал говорить, как и в 56-м году, что надо все расследовать и опубликовать. Но ведь все уже было готово к публикации!

(Хрущев на XXII съезде сказал: "Наш долг перед партией и народом изучить тщательнейшим образом все обстоятельства убийства Кирова". Зам. председателя КПК З. Сердюк там же говорил, что "работа по проверке этого дела еще не закончена, но вырисовываются весьма важные моменты". - А.Т.)

На Хрущева повлияли Суслов и Козлов, да и другие члены президиума. Уговорили его все припрятать.

Я тогда пошла к Хрущеву. Стала убеждать, что это неправильно. Он мне ответил: если мы это опубликуем, подорвем доверие к себе, к нашей партии в мировом коммунистическом движении. И так, мол, после XX съезда были большие колебания. И поэтому мы сейчас публиковать ничего не будем, а вернемся к этому лет через пятнадцать. Я сказала: в политике откладывать решение на пятнадцать лет - значит вырыть себе яму под ногами.

Но он остался при своем. И вот они все сложили в архив.

После этого работать стало невозможно. Мне пришлось уйти из ЦК. Так же, как Колесникову и Кузнецову.

Весь наш труд составлял шестьдесят четыре тома материалов и документов. Они были переплетены и взяты на хранение архивом КПК.

Когда я уходила в 62-м, пригласила к себе заведующего архивом. Молодой, образованный человек лет тридцати с чем-то, окончил историко-архивный институт. Я ему сказала: "Дайте мне слово, что, если противники этой работы будут пытаться уничтожить документы, вы сделаете все, чтобы их сохранить. Это нужно для будущего нашего народа, для нашей партии. Когда-нибудь, несмотря ни на что, это все воскреснет".

Он даже заплакал. Потом сказал: "Вы не думайте, что если мы молчим, значит, не понимаем. Мы вынуждены молчать. Но мы знаем и понимаем, что в этих стенах происходило и какое значение имеет вся эта работа. Я вам клянусь, сделаю все, чтобы сохранить".

Публикацию подготовил Александр ТРУШИН

СПРАВКА
В июле 1989 года к Ольге Григорьевне Шатуновской приходил член Комитета партийного контроля Н. Катков. В беседе выяснилось, что из материалов "комиссии Шверника" были изъяты в разное время многие документы: в частности, показания свидетелей по делам Кирова и Орджоникидзе. справка КГБ о репрессиях 1935-1941 годов. Некоторые свидетельские показания, а также заключения и выводы комиссии были изменены.

В настоящее время все оставшиеся материалы "комиссии Шверника" находятся в Центре хранения современной документации в Москве.

Пятнадцать лет, обещанные Хрущевым, давно минули. Уже нет ни КПСС, ни СССР, ни социалистического лагеря. Что же мешает сегодня опубликовать эти документы?

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

"Грубан Малич"

Спасибо chtovimenitebe

Русскоязычный израильский адвокат Ицхак Бам, нередко представляющий интересы Юридического форума в защиту Эрец Исраэль, учился в Гарварде у Ричарда Голдстоуна - автора скандального отчета о "военных преступлениях" Израиля в секторе Газе.

http://izrus.co.il//obshina/article/2009-10-01/6515.html

*...одним из обвиненных Голдстоуном в Международном Трибунале по Югославии был литературный персонаж.Газета "Макор Ришон" опубликовала на этой неделе статью о том, как среди обвиненных Ричардом Голдстоуном сербов оказался некий "Грубан Малич", якобы виновный в массовых изнасилованиях мусульманок. Этот человек никогда не существовал в реальности. То был лишь персонаж книги сербского писателя Миродрага Булатовича. О том, что "Грубан Малич" является "самым страшным военным преступником" , в шутку рассказал американским журналистам сербский репортер Небойша Еврич, а те уже пересказали байку представителям Международного Трибунала.*

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!