Category: история

Утратив правый путь...

Земную жизнь пройдя до половины
я очутился в сумрачном лесу...
Д.Алигъери.
***
Брожу по пням, по пеплу, бурелому -
все что осталось от родного дома.
утерян путь к исчезнувшим истокам -
ни адреса, ни места, ни намека.

Как забрела, куда теперь идти,
как обойти завал и пепелище,
чтоб не сломаться, выжить, добрести,
утраченное воскресить жилище...

Лишь половина пройдена пути ...
Где на вторую силы мне найти?...




© Copyright: №1808143586

Дорогие гости посещающие мой блог,из тех кто считает приличным использовать мои тексты не спрашивая на это разрешения.
Если уж вы решили их копировать без ссылки,то будьте,пожалуйста,внимательнее - обращайте внимание на копирайт.



ПРИМЕЧАНИЕ 1:Срочные сообщения можно оставлять здесь, в комментариях.




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

ВЕЧНОЕ

Размышления о еврейском погроме 1946 года в Кельце


Ежи Дабровски


Четвертого июля 1946 года произошло одно из самых страшных событий нашего времени — погром в Кельце. Погром последовал примерно через год после Холокоста, жертвами которого были миллионы евреев. 










Похороны погибших.


Немногие из оставшихся в живых пали жертвами кровавой резни.


Кельце – административный центр воеводства, город средней величины в Центральной Польше. Несколько сотен евреев, избежавших уничтожения, жили в 1946 году в этом городе, большинство из них на улице Планты в доме № 7, принадлежащем еврейской общине.


Несколько часов по городу распространялся слух, что пропавший девятилетний польский мальчик стал жертвой ритуального убийства, совершенного евреями из дома на улице Планты. Вскоре перед этим домом собралась толпа жителей Кельце. То, что пропавший мальчик уже вернулся домой, в этот момент никого не интересовало. Жаждавшая крови толпа ворвалась в дом. Евреев, мужчин и женщин, стариков и детей, выбрасывали из окон. Лежавших с повреждениями на улице добивали железными прутьями, дубинами, молотками. К концу дня улица перед домом была покрыта кровавым человеческим месивом. Зверски были убиты 42 человека.



Ицхак Цукерман – “Антек”, один из руководителей восстания в варшавском гетто, после войны оставался в Польше. Когда до него дошла весть о погроме, он поспешил в Кельце. Там он увидел ужасающую картину. Изуродованные трупы, убитые беременные женщины с распоротыми животами. Об этом он позднее напишет в своей автобиографии. Среди живших в Польше евреев воцарился страх. Многие из них в течение ближайших месяцев покинули страну.


Еще до драмы в Кельце пассажиров-евреев выбрасывали из вагонов на ходу поезда. После погрома такие убийства участились. Юлиан Тувим, известный польский поэт, в июле 1946 года писал своему другу Й. Штаудингеру: “...я хотел поехать поездом в Лодзь. В связи с известными тебе событиями для меня безопаснее отложить поездку на более благоприятное время...”


После погрома среди потрясенных людей циркулировали самые разные догадки о том, какие политические круги инспирировали это преступление. Станислав Радкевич, министр безопасности Польши, во время встречи с представителями Центрального комитета польских евреев, требовавших от правительства энергичных шагов, сказал: “Вы, может быть хотите, чтобы я сослал в Сибирь 18 миллионов поляков?”


Глава польской католической церкви кардинал Хлонд в привлекшем большое внимание заявлении о погроме выразил мнение, что вина за ухудшение взаимоотношений между евреями и поляками “...в значительной степени должна быть возложена на евреев, занимающих сегодня в Польше руководящие посты, пытающихся ввести структуры и порядки, отвергаемые большинством польского народа”.


Общественное мнение Польши десятилетиями замалчивало эту трагедию. И только в 1996 году министр иностранных дел Дариуш Росати в письме Всемирному Еврейскому конгрессу в 50-ю годовщину погрома заявил: “Мы будем оплакивать жертвы погрома в Кельце. Этот акт польского антисемитизма следует рассматривать как нашу общую трагедию. Нам стыдно, что Польша совершила такое преступление. Мы просим у вас прощения”.


Впервые подобные слова произнес польский политик. За кого он просил прощения?


Он просил прощения за шлифовальщика Марека с металлургического завода, который с сотнями других рабочих штурмовал дом на Планте, чтобы убивать евреев.


Он просил прощения за пани Чезию, которая, возвращаясь с базара, подняла палку, чтобы размозжить лицо выброшенной из окна 2-го этажа еврейской девушке, еще показывающей признаки жизни.


Он просил прощения за сапожника Юрека, который, прибив молотком подошвы бывших у него в починке ботинок, поспешно закрыл мастерскую и разбивал этим молотком головы жертв.


Он просил прощения за паненку Асю и ее жениха Хенрика, бросавших камни в выволакиваемых из дома людей.


Он просил прощения за зеленщика Януша, покинувшего свою лавку, прихватив железный прут, и вернувшегося туда через 3 часа, облитым кровью жертв.


Он просил прощения за миллионы поляков, которые равнодушно молчали.


Конечно, это преступление, если сравнить его с тем, что творили немцы с евреями, только строчка в истории этого столетия, и все же... Просто невозможно было себе представить, чтобы через год после величайшей трагедии еврейского народа в центре одного из городов так зверски убивали людей.


Но разве не многое, что случилось в этом столетии, казалось невозможным — и все-таки произошло?.. 




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

«Мы выебем их (арабов и русских) сильно, быстро и элегантно».

Оригинал взят у LJ_media в «Мы выбьем их элегантно»: О победе Израиля на Ближнем Востоке

События предшествовавшие войне, развивались стремительно. Арабские страны, уверовавшие в свое огромное численное превосходство и получившие от СССР вооружений на десятки миллиардов долларов, всерьез надеялись при поддержке СССР уничтожить еврейское государство. СССР открыто провоцировал арабов к развязыванию агрессии против Израиля, рассчитывая таким образом утвердить свою гегемонию над стратегически важным Ближним Востоком.



Поворотный момент на пути к Шестидневной войне произошел 11 мая 1967г. когда русские представители передали египтянам сфабрикованную в Москве фальшивку о якобы готовящейся Израилем крупномасштабной войне. В сфабрикованном русскими «документе» утверждалось, будто ЦАХАЛ сконцентрировал войска на северной границе с целью свержения правящего в Сирии режима.



Израильское правительство немедленно опровергло эту провокационную фальшивку, предложив советскому послу в Израиле лично убедиться в отсутствии израильских войск на сирийской границе. Однако советский посол Д. Чувакин отверг это предложение.




Уничтоженные египетские самолеты, Еastnews, 1967 год



Евгений Пырлин, в те дни глава египетского отдела советского МИДа, впоследствии так объяснял советские действия: «Мы тогда считали, что даже если наша сторона — египтяне — не победит, война даст нам политические выгоды, поскольку египтяне продемонстрируют свою способность воевать с нашим оружием и с нашей военной и политической поддержкой».



Арабы использовали русскую фальшивку как основание для переброски египетских войск на Синайский полуостров, что давало Египту прямой доступ к израильским границам и, что не менее важно, — к Тиранскому проливу, ведущему к израильскому порту Эйлат.



Это стало грубейшим нарушением решений ООН, обьявивших Синайский полуостров демилитаризованной зоной, в которой были размещены только подразделения ооновских сил.
Египет потребовал вывести силы ООН из Синая, что было немедленно исполнено под давлением СССР на Совет Безопасности ООН: генеральный секретарь ООН У Тан неожиданно распорядился убрать силы ООН с Синая, открыв тем самым дорогу арабским армиям к границам Израиля.



Фактически русские всячески подталкивали арабов к развязыванию «горячей» войны против Израиля.




Подбитый египетский танк на Синае, Еastnews, 1967 год


14 мая колонны египетской пехоты и бронетехники пересекли Суэцкий канал и заняли Синайский полуостров, заблокировав Тиранский пролив для прохода израильских судов. Это стало актом неспровоцированного обьявления войны Израилю.



В ООН начались лихорадочные консультации, но русский представитель Николай Федоренко противодействовал любому предложению о снятии блокады. Его канадский и датский коллеги прямо заявили г-ну Федоренко: «Складывается неприятное ощущение, что СССР ведет игру, позволяющую эскалацию кризиса, чтобы вынудить Израиль к действию». Посол СССР в Израиле Чувакин в разговорах с коллегами предсказывал печальную участь, ожидающую еврейское государство.



17 мая последовал новый акт агрессии — 2 русских МиГа с египетскими опознавательными знаками пролетели над территорией Израиля — с востока (из Иордании) на запад. Их полет прошел точно над израильским ядерным центром в Димоне.





Government Press Office, 1967 год


Спутники-шпионы, а также конвенциональные разведслужбы снабдили СССР точными данными относительно объекта в Димоне. В свете того, что разведывательное сотрудничество между СССР и Египтом в те годы было очень тесным, очевидно, что СССР передал Египту информацию об израильском реакторе.



В Москве лихорадочно искали пути к уничтожению израильского ядерного центра —совершенно «излишнего», по мнению советского руководства.Бывший руководитель ближневосточного отдела МИД СССР, посол по особым поручениям Олег Гриневский в одном из интервью сообщил: «Наша разведка еще в середине 60-х располагала надежными сведениями относительно ядерного потенциала Израиля. Существует информация о том, что одной из причин развязывания Египтом Шестидневной войны было стремление нанести удар по Израилю прежде, чем эта страна сможет применить ядерное оружие. В военных планах Египта Димона значилась в качестве одной из главных целей».



22 мая Насер закрыл для израильского судоходства Тиранский пролив в Красном море, что для Израиля являлось «казус белли».



26 мая президент Египта заявил «если война разразится, она будет тотальной и ее целью будет уничтожение Израиля».




Гамаль Абдель Насер с королем Саудовской Аравии, Еastnews, 1967 год


Арабы и русские уже предвкушали свою победу и массовую резню израильтян. К блоку во главе с Египтом, за которым стоял СССР, одна за другой присоединялись арабские страны, отправлявшие свои войска на войну против Израиля: Сирия, Ирак, Кувейт, Алжир, Саудовская Аравия, Марокко. 30 мая к этому блоку примкнула Иордания.



Арабские страны развернули вдоль израильских границ сотни тысяч хорошо оснащенных солдат, 700 боевых самолетов и около 2000 танков.



СССР сконцентрировал в Средиземном море свыше 30 надводных судов и 10 подводных лодок, включая атомные. На каждом из более чем 30 советских судов были сформированы десантные группы, которые по планам советского командования должны были высадиться на побережье Израиля...




Военно-воздушные силы Израиля во время Шестидневной войны



Теперь Израиль был со всех сторон окружен армиями воинственных арабских стран и СССР, готовыми нанести удар по еврейскому государству.



В Израиле ясно осознавали нависшую угрозу. Война на три фронта стала реальностью. Только в одном Тель-Авиве ожидали до 10 тысяч жертв бомбежек, под кладбища были освящены городские скверы и парки.



23 мая в стране началась всеобщая мобилизация: в армию было мобилизовано около 220 тысяч человек, сведенных в 21 бригаду — 5 бронетанковых, 4 механизированных, 3 парашютно-десантных и 9 пехотных.




Израильские танкисты, Еastnews, 1967 год


ЦАХАЛ включал в себя 275 тыс. человек, около 1000 танков, 450 самолетов и 26 боевых кораблей.



Были созданы следующие ударные группировки войск: синайское направление (Южный фронт) — 8 бригад, 600 танков и 220 боевых самолетов, личный состав — 70 тыс. чел.;
дамасское направление (Северный фронт) — 5 бригад, около 100 танков, 330 единиц артиллерии, до 70 боевых самолетов, личный состав — около 50 тыс. чел.;
амманское направление (Центральный фронт) — 7 бригад, 220 танков и самоходных установок, до 400 стволов артиллерии, 25 боевых самолетов, 35 тыс. чел. личного состава.




Офицеры обсуждают разведданные, 1967 год


Вечером 1 июня на пост министра обороны Израиля был назначен Моше Даян. Назначение этого боевого генерала означало, что Израиль готов к тотальной войне.




Министр обороны Моше Даян, Еastnews, 7 июня 1967 года


3 июня 1967 года израильский кабинет министров принял решение о начале войны.



Шестидневная война началась 5 июня 1967 года. Израиль нанес превентивный удар по арабским странам-соучастникам агрессии.



В 07.45 израильские ВВС атаковали по всему фронту. Их план действий заключался в захвате абсолютного господства в воздухе — в нанесении ударов по авиабазам и уничтожении всех боевых самолетов противника на земле. Уничтожение вражеских ВВС полностью развязывало руки Сухопутным войскам Израиля, готовым нанести смертельные удары по многократно превосходящим количественно наземным силам врага.




Израильские самолеты атакуют наземные силы врага, 1967 год


Израильские ВВС использовали абсолютно новые тактические решения, ставшие сюрпризом для врага. Вместо того чтобы лететь прямо на цели, первая волна израильских самолетов полетела в открытое море, развернулась и на малой высоте, над гребнями волн, подошла с запада — совсем не с того направления, с которого ждали атаки египтяне.



После первого удара, который стал совершенной неожиданностью для арабов потому, что их РЛС и средства связи были ослеплены, израильские самолеты возвращались на аэродромы для дозаправки и подвески вооружения и вновь шли в бой. Менее чем через два дня, имея довольно незначительное количество самолетов, ВВС Израиля выполнили около 1 100 боевых вылетов, многие летчики совершали по 8 — 10 вылетов в день.





Еastnews, 1967 год


Уничтожив 300 из 320 египетских самолетов, израильтяне немедленно перешли к разгрому ВВС других арабских государств. После сокрушительных ударов ВВС Ирака, Иордании и Сирии были также уничтожены. В воздушных боях израильские летчики сбили еще шестьдесят самолетов врага.



Утром 5 июня корабли израильского военно-морского флота произвели демонстративные обстрелы Александрии и Порт-Саида. Атака израильских военных кораблей, дополнившая непрерывные воздушные удары, достигла одной важной цели: был предотвращен обстрел Тель-Авива с моря ракетами с радиусом действия 35 миль, снабженными 1000-фунтовыми боеголовками. Этими ракетами были оснащены 18 русских ракетных катеров, переданных СССР Египту. На следующее утро 6 июня, арабы, в страхе перед израильскими ударами, поспешно увели свой флот из Порт-Саида в Александрию, и Тель-Авив оказался вне досягаемости ракет.




Еastnews, 1967 год



После захвата господства в воздухе ЦАХАЛ начал сухопутную операцию. Шестидневная война 1967 года стала подлинным триумфом израильских бронетанковых войск.
Впервые израильские танковые соединения действовали одновременно на трех фронтах. Им противостояли многократно превосходящие силы семи арабских государств, но и это не спасло арабов от тотального разгрома.




Еastnews, 1967 год


На южном фронте удар был нанесен силами трех танковых дивизий генералов Таля, Шарона и Иоффе. В наступательной операции, получившей название «Марш через Синай», израильские танковые соединения, взаимодействуя с авиацией, мотопехотой и парашютистами, совершили молниеносный прорыв обороны противника и двинулись через пустыню, уничтожая окруженные группировки арабов. Бригада парашютистов первой ворвалась в город Шарм-эль-Шейх на Красном море. К Суэцкому каналу десантники вышли первыми, опередив танковые части.



На северном фронте десантная бригада штурмом взяла вражеские укрепления на горе Хермон и обеспечила захват Голанских высот. По труднопроходимым горным тропам наступала 36-я танковая дивизия генерала Пеледа, которая через трое суток ожесточенных боев вышла в предместья Дамаска.



Еastnews, 1967 год


На восточном фронте тяжелые бои развернулись за восточный Иерусалим. Десантникам под командованием полковника Моты Гура пришлось преодолевать ожесточенное сопротивление врага, рукопашные схватки шли за каждый дом.



Бой в Иерусалиме



Ситуация осложнялась запретом командования на применение в бою тяжелой техники, чтобы не причинить ущерба религиозным святыням Иерусалима. Наконец, 7 июня бело-голубой флаг со Звездой Давида взвился над Храмовой горой и полковник Гур сказал по рации слова, вошедшие в историю Израиля: «Храмовая гора — в наших руках! Повторяю, мы взяли Храмовую гору! Я стою возле мечети Омара, у самой Стены Храма!».




Израильские десантники у Стены Плача, Давид Рубингер, 1967 год



К 12 июня 1967г. активная фаза боев была завершена. ЦАХАЛ одержал полную победу над войсками Египта, Сирии и Иордании. Израильские войска захватили весь Синайский полуостров (с выходом на восточное побережье Суэцкого канала) и район Газы у Египта, западный берег реки Иордан и восточный сектор Иерусалима у Иордании и Голанские высоты у Сирии. Под израильским контролем оказалась территория в 70 тысяч кв. км с населением более 1 млн человек.




Израильские войска в Иерусалиме



Арабские потери за 6 дней боев, по данным Британского института стратегических исследований, составили: 70 тыс. чел. убитыми, ранеными и пленными, около 1200 танков (в основном русского производства)



Потери арабов были катастрофическими. Из 935 танков имевшихся в Синае к началу военных действий Египет потерял больше чем 820: 291 T-54, 82 T-55, 251 T-34-85, 72 ИС-3M, 51 СУ-100, 29 ПТ-76, и около 50 «Шерман» и M4/FL10., более 2500 БТР и грузовиков, более 1000 стволов артиллерии.



100 танков были захвачены в полной исправности и с неизрасходованным боекомплектом и около 200 — с незначительными повреждениями.



Потери военно-воздушных сил арабских стран составили более 400 боевых самолетов:
МИГ-21 — 140, МИГ-19 — 20, МИГ-15/17 — 110, Ту-16 — 34, Ил-28 — 29, Су-7 — 10, АН-12 — 8, Ил-14 — 24, МИ-4 — 4, МИ-6 — 8, Хантер −30.




Перед Иерусалимскими воротами, Еastnews, 1967 год


Около 90% всей военной техники врага, часто совершенно исправной, все запасы боеприпасов, горючего, снаряжения, щедро поставлявшегося СССР арабам — все это досталось Израилю в качестве трофеев.



Израиль потерял 679 человек убитыми, 61 танк, 48 самолетов.



Шестидневная война не была случайным экспромтом, реализованным в силу сложившихся внешних угроз еврейскому государству. Подготовка и планирование грандиозной войсковой операции, реализованной в ходе Шестидневной войны, осуществлялось Генеральным штабом ЦАХАЛа на протяжении многих лет.
В преддверие войны заместитель начальника Генштаба генерал Хаим Барлев с солдатской прямотой высказал свое мнение о ходе предстоящих военных действий: «Мы выебем их (арабов и русских) сильно, быстро и элегантно». Прогноз генерала подтвердился полностью.




Израильские солдаты на Синае, Еastnews, 1967 год


«Отцом» планирования Шестидневной войны был начальник оперативного управления Генштаба в 50-ые гг. генерал-майор Юваль Нееман, человек, несомненно, гениальный — наряду с блестящей военной карьерой он является всемирно известным физиком-теоретиком, чьи исследовании в физике элементарных частиц принесли ему ряд самых престижных премий и чуть было не обеспечили ему Нобелевскую премию по физике. (физик Юваль Нееман открыл частицу омега-минус, однако Нобелевский комитет отклонил его кандидатуру, по-видимому, по причине его генеральского звания)



Главком израильских ВВС генерал Мордехай Ход сказал тогда: «Шестнадцать лет планирования нашли отражение в этих захватывающих восьмидесяти часах. Мы жили этим планом, мы ложились спать и ели, думая о нем. И наконец, мы сделали это».



Победа Израиля в Шестидневной войне на многие годы вперед предопределила развитие событий в мире и на Ближнем Востоке, окончательно разрушила надежды арабов и их русских союзников на уничтожение еврейского государства



Источник: http://shaon.livejournal.com/78838.html





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Ямы смерти (часть 2)

Оригинал взят у kungurov в Ямы смерти и двойники Путина (часть 2)


Начало тут. Есть такой смешной дедушка – Юрий Мухин, известный фрик и жидоборец, которого хлебом не корми – дай что-нибудь поразоблачать. Вот, например, он убедительно «доказал», что настоящий Путин сдох, а вместо него правит аж несколько двойников. Правда, тут он опоздал, первой на эту волну встала ясновидящая и целительница Пеунова. Ну, помните, она еще открыла всем глаза, что Землю оккупируют рептилоиды с планеты Нибиру? Да, Мухину в такой компании самое место. Но справедливости ради надо сказать, что и Пеунова с Путиным неоригинальна, ведь она всего лишь перепела мухинский фейк о том, что настоящий Ельцин окочурился в 1996 г., а потом три года страной правили его многочисленные двойники.

ТТак же он сорвал покровы с того «факта», что малазийский «Боинг» над Донбассом никто не сбивал, это дескать подлые америкашки сначала выкрали весной прошлого года тот лайнер, что пропал над Тихим океаном, а потом выкрали самолет, вылетевший из Голландии, а вместо него раскидали возле Тореза обломки первого «Боинга» и трупы из второго. Зачем? Этот вопрос разоблачителя не волнует, его прет от самого процесса разоблачения.

А еще Мухин  очень не любит других разоблачителей. И если кто-то что-то разоблачит, он тут же строчит контрразоблачение: мол, дураки вы все, на самом деле было все не так, а вот эдак. Вот и до меня он докопался: мол, Кунгуров ничего не понимает в «голодоморе», дохли крестьяне вовсе не от того, что жрали зараженное при хранении в земле зерно, потому что они, оказывается, умели правильно хранить зерно в ямах:

«Исстари было три способа хранения зерна – в амбарах, в ямах и на чердаках. На Алтае до сих пор сохранились зерновые ямы (их явные следы) еще от самых первых земледельцев. Во всех случаях хранения зерно надо высушить до влажности 12-14%, иначе ссыпанное в значительный объем зерно «загорится». Если оно влажное, то при хранении в середине его объема начинается процесс брожения с выделением тепла. Крестьяне, да и любой человек, это легко определяют, сунув руку вглубь зерновой кучи. Слово «сгорело» применяется в переносном смысле, то есть пропало, испортилось, потому что зерно становится абсолютно непригодным для использования в любых целях.

Поэтому я и думаю, что крестьяне вряд ли прятали в ямы зерно для того, чтобы оно в ямах сгорело, даже если они это зерно украли и закапывали ночью. То есть, если уж они и закапывали, то умели это делать. Это, во-первых. Во-вторых, та часть крестьянства, которая была сторонниками советской власти и продала обязательную часть урожая государству, вооружалась щупами и ходила по дворам, выискивая спрятанное в ямах зерно, заставляя этим и хитрых тоже продать обязательную часть государству. Это городские люди могли не найти ямы с зерном, а свои сельчане разыскивали без проблем» (источник).

Схема обычная: сам придумал какую-нибудь туфту, сам ее и «доказал», не включая моск. А если бы Мухин дружил с головой, он бы хорошо подумал, прежде чем такой бред строчить. Какой идиот будет прятать ворованное зерно у себя на дворе, отлично зная, что сосед его в любой момент может сдать органам? Лет 10 лагерей за это отхватить было очень легко в то время. Что мешало устроить схрон в лесу или овраге? Даже если найдут – поди докажи, что это именно ты украл.

К тому же Мухин, как человек сугубо городской, плохо представляет себе деревенскую психологию. Сельское общество связано круговой порукой, и потому, если уж крестьяне воровали зерно, то воровали все дружно, и никто никого не выдавал. За это и убить могли, а уж «красного петуха» пустить стукачу – это, пожалуй, самое меньшее, на что он нарывался. Если же крысили колхозное зерно втихую – то тогда уж точно у себя во дворе никто мешки прятать не станет.



Впрочем, я Мухина просвещать не собираюсь – упоротых взразумлять бесполезно. Меня в данном случае заинтересовало его утверждение о трех способах хранения зерна. Точнее, о двух  - в зерновых ямах и амбарах (чердак – это не способ, а МЕСТО хранения, чердаки с зерном были и в амбарах, и на сеновалах).  Для полноты картины следует упомянуть и такой способ хранения урожая, как скирдование: на столбы высотой в полметра укладывали решетку из жердей, на нее клали снопы необмолоченных колосьев, а сверху «навершали» соломенную крышу. Хранилось зерно таким образом до 10 лет, однако неизбежны были потери. Уже в XVIII столетии такой способ хранения считался непрактичным, популярен он был лишь в степной зоне, где земледельцы, ведущие натуральное хозяйство, собирали столь обильные урожаи, что мало заботились о его полной сохранности. В эпоху товарного хозяйства скирдование вышло из моды.

Что такое амбар, знают многие. Амбары были и в городах (у нас во дворе частного дома был амбар, но использовался в мои годы уже не по назначению). Вот выдержки из обширной статьи про амбары в энциклопедии Брокгауза и Ефрона:

«Амбар (анбар) — холодное строение для склада всякого рода хозяйственных вещей, в особенности же для хранения зернового хлеба и муки. В зажиточном крестьянском быту А. рубится обыкновенно из хорошего леса в виде прямоугольной клети…

…Так как хлеб составляет главное достояние крестьянина, то амбар ставится подальше от жилья, например, на другой стороне улицы, а нередко даже и вне села, за околицею…

…Амбары бывают каменные и деревянные. Для наилучшего сохранения зерна амбары должны быть: во-первых, по возможности холодны, во-вторых, сухи и, в-третьих, хорошо проветриваемы. Для удовлетворения первому условию амбар следует располагать на открытом месте, дверями и окнами на север; в силу 2-го условия их следует приподнимать аршина на полтора, на два над землею и устраивать так, чтобы зерно не касалось наружных стен, а хранилось в особых громадных ящиках, называемых сусеками; и, наконец, для проветривания делаются особые трубы…

…Потолка в амбаре можно и не делать, но он во всяком случае полезен, потому что облегчает насыпку зерна и предохраняет его от сырости на случай протекания крыши. Окна в А. скорее вредны, чем полезны, потому что летом они нагревают амбар; их делают иногда только для лучшей вентиляции и для работы при закрытых дверях…» (источник).

А вот про зерновые ямы в той же энциклопедии отдельной статьи нет. Зерновые ямы лишь вскользь упоминаются в статье про зернохранилища: «Первый и более старый способ хранения зерна, с обеспечением его от прения и прорастания, заключается в совершенном ограждении его от доступа воздуха. В первобытной форме этот способ встречается еще в России и Венгрии. В Египте, на о-ве Мальте, в некоторых местах Италии, в Испании и в Африке зерно еще в настоящее время сохраняется в подземных, недоступных для сырости помещениях. Новейший же способ устройства зернохранилищ основан на совершенно противоположном принципе, а именно — на частом проветривании зерна» (источник).

Как видим, зерновая яма – архаичный способ хранения урожая, русские крестьяне использовали более совершенную систему амбарного хранения. Кстати, почему амбары ставились подальше от жилья, если «хлеб составляет главное достояние крестьянина»? Для  современников Брокгауза и Ефрона это было очевидно, поэтому объяснения сего феномена нет. Я же поясню: в случае пожара мог сгореть дом, но амбар, стоящий на отшибе, уцелеет. Поэтому в нем помимо зерна еще и хранили сельхозинструменты. Что до Египта, Мальты и Алтая, так там есть подходящие условия для устройства зерновых ям, каковые в Средней полосе  и Черноземье не наблюдаются. Как они выглядят, может лицезреть всякий, кто отправится летом отдыхать в «крымнаш» и посетит с экскурсией любой пещерный город.

Смешно, но современники не всегда понимают смысла выражения «зерновая яма». Вот вам пример, когда «ученый» Головань несет голимую ахинею: «Сам термин «зерновые ямы» вошел в обиход на рубеже 20-30-х годов прошлого века как раз в период кампании по коллективизации и раскулачиванию. Возможно, тогдашним археологам по соображениям политического момента было очень кстати вставить в отчеты по раскопкам идею о том, что в таких ямах "кулаки раннего средневековья могли прятать зерно от трудового крестьянства.

Мысль казалась вполне очевидной и вполне научной, но только одно обстоятельство было совершенно упущено из вида: кулаки 20-х годов, действительно прятавшие зерно в ямах, никоим образом эти ямы не стандартизировали. А крымские "зерновые ямы" вырезаны в известняковых скалах под один стандарт».

Собственно, почему зерновые ямы не могут быть стандартизированы? Это как раз очень логично, особенно для городских античных зернохранилищ: во-первых, используется оптимальный объем хранилища; во-вторых, легче вести учет запасов. Но Головань описываемые им полости в земле называет «зерновые ямы» только в кавычках и сообщает следующее: «Изначальное назначение "зерновых ям" неизвестно.  В Эски-Кермене батареи "зерновых ям" византийские военные инженеры превратили в боевые пещеры (см. фото в самом верху), где от собственно "зерновых ям" остались лишь стандартные конусообразные отверстия в потолке».

Между тем он дает настолько подробное описание зерновой ямы, что о ее назначении не может быть никаких сомнений: «В пещерном городе Эски-Кермен когда-то были целые батареи подобных полостей, что очень похоже на батарею гальванических элементов (для каждого времени есть свои ассоциации). Снаружи у типичной "зерновой ямы" имеется специальный ободок, тоже стандартных размеров. Это посадочное кольцо для крышки, которая устанавливалась на него и замазывалась геополимерным бетоном.

Большая часть природного известняка (более 90%) образуется из известкового ила. Это не что иное, как заготовка для природного геополимерного карбонатного бетона. В иле содержатся мелкодисперсные частицы карбонатов, осколки раковин и кораллов, а также вода и полимеры – органические соединения. Следовательно, собственно известняк и есть природный геополимерный карбонатный бетон. Секрет производства геополимерного бетона в древности был известен, а технология была относительно простая: известняк растирали в порошок, добавляли отвердители, размешивали – и можно было применять. Состав застывал относительно быстро и в дальнейшем мало чем отличался от обычного известняка.  Каждая "зерновая яма" имеет горлышко, сработанное под конус. Все конусы калиброваны под единый стандарт».



Есть только одна причина, по которой вход в зерновую яму тщательно герметизировался, а стенки обмазывались гипсом – нужно было предотвратить доступ кислорода. Зерно «дышит» - то есть  поглощает кислород и выделяет углекислый газ. В закрытом объеме зерно  быстро сжигает весь кислород и «засыпает» - в таком состоянии оно может долго и безопасно храниться. Особенно тщательно земледельцы подходили к  хранению семенного зерна. Его, в отличие от того, что предназначалось в пищу, нельзя было прожаривать  на камнях или железных противнях, а только просушивать. Зерновые ямы были удобны для хранения семенного фонда: в случае неурожая можно было разгерметизировать зерновую яму 3-5-летней засыпки и посеять это зерно, которое «просыпается» лишь с притоком кислорода. А вот для хранения зерна, что идет в пищу, ямы неудобны, потому что вскрыть ее можно было только один раз. Как полагают агрономы, в ямах зерно могло гарантированно храниться до 10 лет, хотя есть упоминания и о 15-летних запасах. Достоинством ямного способа хранения было и то, что в нем можно было сушить сырое зерно, правда, срок хранения был ниже.

Есть гипотеза, что именно благодаря зерновым ямам человек открыл для себя алкоголь: при попадании достаточного количества воды в зерновую яму, зерно начинало бродить. Получаются дрожжи. Хочешь – делай медовуху, хочешь – вари пиво. Понятно, что сусло и солод готовят специально, но открыта технология была, скорее всего, случайно.

Теперь вопрос: на кой хрен русскому крестьянину делать зерновую яму? Да, в некоторых регионах, где на поверхность выходят известняковые породы, это, возможно, и целесообразно, особенно когда надо законсервировать излишки. В зерновой яме можно хранить до четырех тонн зерна. В Англии иногда закладывали в ямы не зерно, а необмолоченные колосья. Обычной же крестьянской семье гораздо удобнее хранить зерно в амбаре.

Угрозу в данном случае представляли мыши, но земледельцы еще на заре цивилизации приручили кошку, единственная задача которой заключалась в борьбе с грызунами. Наша кошка за лето вывела всех мышей на даче и у всех соседей – каждый день трупы полевок приносила к крыльцу, иногда по пять штук. Многие не понимают, почему кошки мышей не едят, а лишь придавливают и приносят своим хозяевам. Птиц наша кошка не приносит, хотя и охотится на них, только мышей. Это то, что можно назвать генетической памятью. Человек кормит кошку хорошо, если она демонстрирует свою полезность. Вот она и демонстрирует, хотя современному человеку это уже не надо.

Так вот, Мухин утверждает, что крестьяне, разворовавшие в 1932 г. на Украине колхозное зерно, не могли проквасить его в земле, потому что якобы умели его хранить в зерновых ямах, которые на самом деле не везде и не все умели делать. Но давайте допустим, что все знали, как строить зерновые ямы. Подготовить их следовало заранее – выкопать в сухом месте яму (обычно порядка 4,5 метров) , построить стены из плетеного ивняка, завезти туда высококачественной строительной глины, тщательно обмазать стены и пол, дать им просохнуть. Далее нужно было обжечь стенки, для чего в яме разводился на 8-10 дней костер, «покуда прогорит по стенам на четверть и сделается как железная изгора». После пол и стенки обкладывались соломой – теперь можно было засыпать зерно. Закупоривался сосуд так: делалась крышка из дерева или снопов соломы и тщательно обмазывалась глиной.

Подумайте: легко ли было сделать такую яму незаметно? Любой, кто будет замечен в строительстве зерновых ям, сразу попадет под подозрение. А ты попробуй тайком завези тонну глины на свой схрон, а также  пару возов дров, и на неделю костерок разведи! Да и некогда крестьянину в страду таким строительством заниматься. Нет, весь смысл был в том, что украденное зерно надо было спрятать быстро и так, чтобы никто не нашел заначку. Поэтому закапывали мешки ночью в ближайшем овраге, не заморачиваясь предварительными геологическими изысканиями.

Да, действительно, зерновые ямы использовались в Малороссии и на Дону зажиточными хозяевами еще в начале прошлого века наравне с амбарами. Но они не имели характера тайников, а располагались обычно во дворе. Их местонахождение не являлось секретом ни для кого, и потому для укрывания ворованного хлеба они не годились.
Кто-то спросит: неужели крестьяне, какими бы темными они ни были, не понимали, что хранить зерно, закопанным в землю, – нельзя. А кто сказал, что нельзя? Земледельцы видели, что осыпавшееся во время сбора урожая зерно (падалица) прекрасно зимует даже не в земле,  а на поверхности земли, дождь, снег и морозы ему не помеха – весной оно хорошо всходит. Поэтому со временем начали сеять озимые хлеба. Так что ничего страшного в том, чтобы закопать мешок зерна в землю, вороватые колхозники не видели.

Они не учли лишь один нюанс: падалица, то есть отдельное зернышко, выпавшее из колоса на землю, зимой замерзает и все биологические процессы в нем почти полностью прекращаются. А если зерна много, оно начинает «гореть». Поскольку зерно живое, оно выделяет тепло, и в центре зерновой кучи температура значительно поднимается. В условиях влажности и тепла развиваются микроскопические ядовитые грибы, которым не нужно солнце для  метаболизма. Кстати, в амбаре, если зерно не перемешивать и не проветривать, оно тоже может «загореть».

Что из сказанного мною выходит за рамки очевидного? Но Мухин с ходу заявляет: «Считаю заражение грибком в ямах сомнительным». Ну, раз так считает великий магистр всех наук, спорить не буду. Но где же зерно заразилось грибком? По мнению Мухина причина в том, что крестьяне массово саботировали работу по уборке хлеба. Мотив у них был: дело в том, что сдавать хлеб государству приходилось по госрасценкам, и сдавать приходилось немало – на плодородной Украине до 30% урожая. Между тем рыночные цены на хлеб значительно превышали государственные закупочные (Мухин утверждает, что в 8-10  раз, но это он из пальца высасывает, как обычно).

Объяснять крестьянину экономический смысл этого явления необходимостью индустриализации было бесполезно – для темных мужиков это была абстракция. Совершенно стихийно возник массовый протест крестьянства против такой «грабительской» политики советской власти. Вот тогда кулаки и стали подстрекать селян: мол, давайте сгноим разок урожай – покажем большевичкам кукиш, они и сдадут назад, нам послабление будет. Собственно, кризис хлебозаготовок в конце 20-х годов имел такую же природу: урожай крестьяне собрали, но сдавать государству по низким ценам отказывались. Тогда ситуация усугублялась тем, что значительную часть урожая контролировали кулаки. Зачем отдавать за бесценок то, что можно продать на рынке по справедливой цене? Ведь не будут же горожане дохнуть с голоду, купят и втридорога – никуда не денутся. Но тогда власть проявила твердость – кулацкие амбары вскрывались, зерно изымалось, а самих саботажников ссылали на ПМЖ в Сибирь.

В предшествующем «голодомору» 1931 г. урожай в УССР был неважнецким – порядка 14 млн. т. Учитывая большой уровень потерь при уборке, фактически было собрано по некоторым оценкам лишь 11 млн. т. А план хлебозаготовок был выше, чем в предыдущем урожайном 30-м – 2,4 млн. т! Естественно, имел место повсеместный саботаж хлебосдачи. Урожай у крестьян начали отбирать, что вызвало массовое недовольство. Заметим – недовольство, а вовсе не голод! И на этом фоне правительство дает Украине план – 5,8 млн. т. зерна с урожая 1932 г, который ожидался лучше, чем в предыдущий год. Да, биологический урожай был несколько выше, план хлебозаготовок в дальнейшем снизили до  3,6 млн. т. Но мотивация к труду снизилась: зачем работать, если проклятые большевики да прожорливые горожане за гроши (по государственным закупочным ценам) отберут треть урожая? Кукиш им, дармоедам!
Поэтому в 1932 г. в ход пошла новая тактика – хлеб не ссыпали в амбары, из которых его могут вымести госзаготовители, а жали в валки (валки состоят из снопов, в которые увязывают колосья) и в таком виде оставляли на полях. Хлебозаготовители оставались ни с чем. А селяне доставали валки уже из под снега и спокойно молотили с таким расчетом, чтоб и себе на прокорм хватило, и на рынке можно было продать. То, что значительная часть урожая осыпалась – это было не страшно, ведь недостаток хлеба в городе вел к удорожанию продуктов, так что это было даже выгодно крестьянам. Именно этим объясняется высокий уровень потерь биологического урожая в 1932 г., о котором я упоминал в прошлом посте.

Итак, по мнению Мухина, ядовитый грибок поражал зерно в валках во время пребывания под дождем и снегом, а вовсе не в зерновых ямах. Чушь! Выше я описывал архаичный способ многолетнего хранения урожая – скирдование. Зерно может длительное время храниться необмолоченным, на колосе: оно не «загорается», потому что зерна не соприкасаются друг с другом. Сырость сама по себе тоже не страшна – в зерновые ямы засыпали совершенно сырое зерно, и оно без доступа кислорода хранилось годами, правда со временем становилось прогорклым. В скирдах сохранялась естественная циркуляция воздуха, в то время как амбары необходимо было проветривать принудительно

Самое смешное, что Мухин сам же свой бред опровергает, приводя пример из мемуаров советского агрария Якова Геринга, который в 1969 г. убирал зерно в Целиноградской области из-под снега аж в апреле, и оно оказалось здоровым. Конечно, оно пошло на корм скоту, но если бы оказалось зараженным, сдох бы и скот. Причем это было именно НЕУБРАННОЕ зерно, а вовсе не в валках и скирдах.

Тысячи видов грибка и бактерий присутствуют и на здоровом зерне. Главное – не создавать условия для их массового размножения. Сырость – одно из условий для развития ядовитых сапрофитов. Но чтобы все зерно заразилось, нужно еще и ТЕПЛО - великий «гений» Мухин об этом совершенно позабыл! Еще во время войны профессор Олифсон (Оренбургский медицинский институт) установил: заболевали люди, которые собирали перезимовавшее на земле зерно уже после схода снега, когда оно подверглось воздействию солнца. Поэтому если зерно после уборки даже весной еще до схода снега просушить и  не допускать «горения» при хранении – то пребывание под холодными осенними дождями и снегом хлебу не вредит. Гораздо опаснее дождливое лето, когда и влажно и тепло одновременно – тогда злаки, если не успевают просохнуть, поражаются прямо на колосе, например, спорыньей – весьма ядовитым грибом.

Теперь давайте подумаем, что сделали с хлебом украинские колхозники, собрав урожай (частично) уже в ноябре из-под снега? Просушили? Вряд ли. Где они его будут сушить зимой? Не на государственный же элеватор повезут и не на колхозное гумно. Прожарили? Нет, ведь они не собирались ссыпать зерно в амбары, потому что в этом случае хлебозаготовители сделают то же самое, что и раньше – выметут зерно из амбаров в счет сорванных хлебозаготовок. Крестьяне уже были научены горьким опытом «раскулачивания» предыдущего года, и потому припрятали зерно понадежнее – в ямы. А там зерно и «загорелось». Что и требовалось доказать. Помимо этого было много случаев, когда молотили по весне оттаявшие снопы, пролежавшие на земле. Это зерно, если успевало подвергнуться воздействию тепла, тоже было сильно зараженным.

В 20-е годы сильно, местами катастрофически, упала культура земледелия. Если до революции большая часть хлеба производилась крупными хозяйствами, то с их исчезновением аграрные технологии резко откатились назад. Например, крестьяне пренебрегали чередованием культур, что вело к резкому повышению зараженности посевов. Настоящим бичом злаковых стали ржавчина и картофельная палочка. То есть значительная часть собираемого зерна уже была заражена микрогрибами, а неправильное хранение хлеба настолько усугубило ситуацию, что привело к массовой смертности.

Итак, массовая гибель людей была вызвана не голодом, а микотоксикозом (отравлением  микрогрибами). А был ли на Украине (и не только) настоящий голод? Выше я не то, чтобы отрицал наличие голода, вызванного недостатком продовольствия, просто оставил этот вопрос без внимания. Но голод был, и был жестоким. Известны случаи людоедства на почве голода. Случаи смерти именно от голода не были многочисленными, недоедание в большинстве случаев сыграло роль катализатора смертности при микотоксикаозах. Но таки давайте я на радость либерастам и свидомитам громко и четко скажу: МАССОВЫЙ ГОЛОД НА УКРАИНЕ БЫЛ.

Но радость ваша, дурачки, будет недолгой. В следующий раз я расскажу об истинных причинах голода на Украине и южных регионах РСФСР. Оглушительный взрыв пуканов у укропов и либерастов будет обеспечен!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

ДОЛГИЙ ЯЩИК XX СЪЕЗДА

"В Кремле не можно жить", -
Преображенец прав.
Там древней ярости еще кишат микробы:
Бориса дикий страх, всех Иоаннов злобы
И Самозванца спесь - взамен народных прав.

Анна Андреевна Ахматова.


О.Г.Шатуновская, "Долгий ящик XX съезда", "Общая газета" N 014 от 10.04.1997.

Ольга Григорьевна Шатуновская (1901 - 1990) пережила всех, кому после XX съезда КПСС было поручено расследование преступлений культа личности ("комиссия Шверника"). Но и она нигде и никогда не выступала с публикациями о работе комиссии. Считала, что не имеет права предавать огласке материалы, предназначавшиеся только для членов Политбюро. Она даже не подозревала, что дети и внуки тайно записывали то, чем она могла поделиться лишь в кругу семьи. Из этих записей составилась книга, которая, может быть, когда-нибудь выйдет в свет (под редакцией известного культуролога Григория Померанца). Пока же читателям "ОГ" предлагается фрагмент воспоминаний Ольги Шатуновской о событиях, происходивших между XX и XXII съездами.

СТАЛИНСКИЙ ЛИСТОК

Двадцатый съезд на закрытом заседании выслушал доклад Хрущева. В нем шла речь и о том, что обстоятельства убийства Кирова вызывают сомнения, их необходимо расследовать.

Мы начали расследование. Личный архив Сталина и архив Политбюро тогда находились в Кремле. В архиве Сталина обнаружили листок, на котором он собственноручно изобразил два террористических центра - московский и ленинградский. Он сначала Зиновьева и Каменева поместил в ленинградский центр, потом зачеркнул и переставил их в московский.

Я эту рукопись сфотографировала, подготовила записку о том, что необходимо расследовать все сталинские судебные процессы, и разослала всем членам Политбюро (в то время президиум ЦК КПСС. - А.Т.). И тогда была сформирована новая комиссия, во главе которой стоял Николай Михайлович Шверник (материалы к докладу Хрущева на XX съезде готовила комиссия Поспелова. -А.Т.). Кроме меня в комиссию вошли высокопоставленные люди - генеральный прокурор Руденко, председатель КГБ Шелепин и заведующий отделом административных органов ЦК Миронов. Конечно, они сами в архивах не сидели, знакомились с материалами, которые клали им на стол уже как результаты и выводы.

Кроме дела об убийстве Кирова, комиссия расследовала пять сталинских процессов: по делам Бухарина, Тухачевского, Зиновьева и Каменева, Сокольникова и Радека, Пятакова. По каждому процессу работала отдельная бригада. Трудно ли было добывать материалы? Нет. Поскольку было решение президиума ЦК, для нас все архивы были открыты. В расследовании участвовали многие люди. Очень активно работали помощник Шверника Алексей Кузнецов, мой сотрудник по комиссии партконтроля Колесников. несколько энергичных молодых людей из прокуратуры и КГБ.

Мы работали в здании Комитета партийного контроля. Далеко не все нас поддерживали. При том, что Шверник возглавлял комиссию, некоторые его заместители просто рвали и метали.

Выяснилось, что много документов исчезло. Например, во время процессов велась киносъемка, но кадров с обвиняемыми мы не нашли. Ко мне приходили сотрудники Музея революции, рассказывали, что за эти десятилетия агентами Сталина были изъяты тысячи документов, касавшихся революционной деятельности всех, кого он уничтожал. Особенно близких к Ленину людей. Все эти документы пропали бесследно.

Ценнейшая информация хранилась в личном архиве Сталина. Представьте десятки огромных, от пола до потолка, сейфов, наполненных документами. Разве мы могли бы разобраться, даже если бы годами там рылись. Я позвала заведующего архивом, не помню сейчас его фамилию. Меня предупредили, что это человек Маленкова. Но я с ним стала говорить, как с порядочным человеком. Убеждать его, что мы выполняем решение XX съезда. Просить помощи. Он сидел, молчал, молчал. Потом сказал: "Я подумаю".

На другой день принес ту рукопись Сталина, в которой он обозначил московский и ленинградский "центры". А это ключ! Отсюда можно было начинать поиски.

СМЕРТЬ УБИЙЦЫ

Я поехала в Ленинград. Вы помните, ленинградская организация была на девяносто процентов за Зиновьева. В Ленинграде беседовала со многими людьми. Мне подсказали, что есть два человека из ленинградского ГПУ, которых Сталин вызывал с картотеками. В 56-м они уже были полковниками, а в год убийства Кирова сержантами, сидели на картотеках - один "вел" зиновьевцев, другой - троцкистов.

Они, в частности, рассказали - и дали письменные показания, - что у Сталина был список активных ленинградских оппозиционеров. Его составил начальник ленинградского ГПУ Медведь и хотел получить от Кирова санкцию на аресты. Киров отказался.

Но список затребовал Сталин, когда приехал в Ленинград на второй день после убийства Кирова 1 декабря 1934 года. Тогда и вызвал картотетчиков с их ящиками. Прямо при них сам рылся в карточках, сверял с этим списком. Взял чистый лист бумаги, слева написал "Ленинградский террористический центр", справа "Московский террористический центр". И подписал фамилии двадцати двух человек. Всех, находившихся в той комнате (Медведь тоже был), вскоре расстреляли. А эти два сержанта уцелели.

Очень важные данные об убийстве Кирова мы получили от человека по фамилии Гусев. В 34-м году он служил в ГПУ и охранял камеру, в которой Сталин допрашивал Николаева (убийцу Кирова. - А.Т.). Во время допросов Николаев кричал: "Меня четыре месяца ломали сотрудники НКВД, доказывали, что надо во имя дела партии убить Кирова. Мне обещали сохранить жизнь, я согласился. Они меня уже дважды арестовывали и оба раза выпускали. А вот теперь, когда я совершил - для пользы партии! - дело, меня бросили за решетку, и я знаю, что меня не пощадят!"

Нам стало известно также то, чего Гусев не мог видеть. На эти крики Николаева через другую дверь в камеру вошли сотрудники ГПУ и встали за креслом Сталина. Николаев показал на них рукой: "Вот они, они же меня уламывали!" Те подскочили к нему, начали бить наганами по голове. На глазах у Сталина и всех присутствующих Николаева убили.

Два свидетеля этой страшной сцены, которых давно нет в живых, передали ее своим друзьям. Первый - прокурор Ленинградской области Польгаев. Вернувшись после допроса к себе, Польгаев сразу же вызвал своего друга Никиту Опарина - они вместе воевали в гражданскую. Польгаев рассказал ему все, что видел, и добавил, что не сегодня-завтра его схватят и казнят, раз он является свидетелем. В тот же вечер Польгаев застрелился. А с Опариным мы потом работали вместе в Московском комитете, он меня прекрасно знал, и все это написал для комиссии.

Второй - секретарь ленинградского обкома Чудов - тоже был на допросе Николаева. Он успел рассказать своему другу, секретарю партколлегии Дмитриеву. Через несколько дней Чудова и его жену арестовали и казнили. А Дмитриев дожил до XX съезда и дал нам письменные показания, которые во всех деталях совпали с письмом Опарина.

(О репрессиях, обрушившихся на ленинградскую парторганизацию после убийства Кирова, рассказывали на XXII съезде КПСС первый секретарь Ленинградского обкома И. Спиридонов и член партии с 1902 года Д. Лазурита. - А.Т.)

ПРОПАВШИЕ БЮЛЛЕТЕНИ

Одновременно с этим расследованием мы изучали материалы XVII съезда, после которого были расстреляны все члены счетной комиссии. Но оказалось, один делегат жив - бывший секретарь Тульского обкома и член ЦК Верховых. Вот что он рассказал:

"На съезде было 1227 делегатов с правом решающего голоса. В счетную комиссию по выборам генсека избрали 43 человека, в том числе и меня. Всего было тринадцать урн для голосования, с каждой работали трое делегатов.

Когда нам принесли результаты подсчета голосов, волосы встали дыбом: против Сталина проголосовали 292 человека. Председатель счетной комиссии Затонский помчался к Кагановичу, ведавшему отделами ЦК. Потом оба поехали к Сталину. Сталин спросил Затонского:
- А сколько голосов против получил Киров?
- Три, - сказал правду Затонский.
- Вот и сделайте завтра в вашем сообщении мне столько же голосов против, сколько получил Киров. А остальные бюллетени делегатов, зачеркнувших мою фамилию, сожгите".

Теперь стало понятно, почему в пакете, который хранится в ИМЛ, не хватает 289 бюллетеней. А сотрудники-то недоумевали!

Так мы получили ключ не только к убийству Кирова, но и к уничтожению многих делегатов съезда и большинства избранного на нем ЦК.

"ЧТО МЫ НАДЕЛАЛИ!"

КГБ прислал подробные данные о репрессиях. Для нас это было потрясением. С января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек. Из них семь миллионов расстреляны в тюрьмах НКВД!

Незадолго до XXII съезда мы составили обстоятельную докладную записку и разослали ее всем членам ЦК. Наутро мне позвонил Никита Сергеевич Хрущев: "Я всю ночь читал вашу записку и плакал над ней. Что мы наделали! Что мы наделали!.."

Я была в полной уверенности, что результаты нашей работы будут преданы огласке на XXII съезде. Но Хрущев в своем докладе опять стал говорить, как и в 56-м году, что надо все расследовать и опубликовать. Но ведь все уже было готово к публикации!

(Хрущев на XXII съезде сказал: "Наш долг перед партией и народом изучить тщательнейшим образом все обстоятельства убийства Кирова". Зам. председателя КПК З. Сердюк там же говорил, что "работа по проверке этого дела еще не закончена, но вырисовываются весьма важные моменты". - А.Т.)

На Хрущева повлияли Суслов и Козлов, да и другие члены президиума. Уговорили его все припрятать.

Я тогда пошла к Хрущеву. Стала убеждать, что это неправильно. Он мне ответил: если мы это опубликуем, подорвем доверие к себе, к нашей партии в мировом коммунистическом движении. И так, мол, после XX съезда были большие колебания. И поэтому мы сейчас публиковать ничего не будем, а вернемся к этому лет через пятнадцать. Я сказала: в политике откладывать решение на пятнадцать лет - значит вырыть себе яму под ногами.

Но он остался при своем. И вот они все сложили в архив.

После этого работать стало невозможно. Мне пришлось уйти из ЦК. Так же, как Колесникову и Кузнецову.

Весь наш труд составлял шестьдесят четыре тома материалов и документов. Они были переплетены и взяты на хранение архивом КПК.

Когда я уходила в 62-м, пригласила к себе заведующего архивом. Молодой, образованный человек лет тридцати с чем-то, окончил историко-архивный институт. Я ему сказала: "Дайте мне слово, что, если противники этой работы будут пытаться уничтожить документы, вы сделаете все, чтобы их сохранить. Это нужно для будущего нашего народа, для нашей партии. Когда-нибудь, несмотря ни на что, это все воскреснет".

Он даже заплакал. Потом сказал: "Вы не думайте, что если мы молчим, значит, не понимаем. Мы вынуждены молчать. Но мы знаем и понимаем, что в этих стенах происходило и какое значение имеет вся эта работа. Я вам клянусь, сделаю все, чтобы сохранить".

Публикацию подготовил Александр ТРУШИН

СПРАВКА
В июле 1989 года к Ольге Григорьевне Шатуновской приходил член Комитета партийного контроля Н. Катков. В беседе выяснилось, что из материалов "комиссии Шверника" были изъяты в разное время многие документы: в частности, показания свидетелей по делам Кирова и Орджоникидзе. справка КГБ о репрессиях 1935-1941 годов. Некоторые свидетельские показания, а также заключения и выводы комиссии были изменены.

В настоящее время все оставшиеся материалы "комиссии Шверника" находятся в Центре хранения современной документации в Москве.

Пятнадцать лет, обещанные Хрущевым, давно минули. Уже нет ни КПСС, ни СССР, ни социалистического лагеря. Что же мешает сегодня опубликовать эти документы?

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

"Я правду расскажу о них такую, что хуже всякой лжи".Шекспир.

Историк Евгений Понасенков: В войне 1812 года власть поимела россиян!
Быков Дмитрий
5:30,17 сентября 2012


« Под Бородино у Кутузова был численный перевес и в вооружении, и в живой силе, но сегодня военную операцию Наполеона назвали бы "принуждением к миру" Евгений Понасенков »

Историк Евгений Понасенков – один из тех, кто не одобряет громкого празднования двухсотой годовщины Бородино. Его монография «Правда о войне 1812 года» и одноименный фильм вызвали ожесточенные споры, и это нормально. Ненормально, когда мнение историка приравнивается к подрыву основ.

Кутузов умудрился, обороняясь, потерять больше Наполеона

– Почему вы подвергли сомнению такую вроде бы безусловную вещь, как поражение Наполеона?

– С военной точки зрения в 1812 году победили французы – ибо нанесли русским поражение во всех главных битвах (Смоленск, Бородино, Малоярославец), с точки зрения политической и экономической выгоды победила Англия. Для России это катастрофическое поражение по всем статьям: в зоне военных действий помещики лишились усадеб, крестьяне – домов.

Тактика бездарного русского командования была такова: если сражаться не умеем, всё уничтожим! Торговля остановилась, что означало крах купечества. Выиграли от войны, возможно, только православные священники: они вдруг вошли в моду… А непосредственно на территории, занятой наполеоновской армией, большинство священников присягнули Наполеону. Ровно так же они себя вели во время ордынского ига (молились за хана 300 лет)…


– Каковы тогда были цели Наполеона в кампании 1812 года, зачем он вообще сюда полез? Имелось ли в виду покорение России?

– К 1812 году сам Александр I уже поработал агрессором дважды. в 1805 году, когда он пошел на Францию и русских солдат погнал через всю Европу, после чего Наполеон их погнал обратно и уничтожил под Аустерлицем. И в 1807 году, когда Александр вновь повел свою армию во Францию, но его развернули под Фридландом.

В сделанных за колоссальные деньги из вашего кармана агитках на телеканалах не сообщают, что «народное ополчение» царь созвал не в 1812 году, а еще в 1806-м, чтобы идти на Францию! И тогда православный царь обманул дворян: после войны в 1807 году им их рабов не вернули, а заковали в рекруты на 25 лет! Дальше Александр приказывает Синоду отлучить католика Наполеона от православной церкви, что тот немедленно исполняет, объявляя Наполеона «жидовским лжемессией». Наполеону же был нужен только мир с Россией: между двумя странами не было геополитических противоречий.

Юбилействующие потомки ведь не знают, что Англия платила Александру по 1250 фунтов стерлингов за каждую сотню русского «пушечного мяса», а это для феодальной монархии, которая не умеет зарабатывать, было выгодно. Из зависти к Наполеону Александр сделал из своего народа биологический сырьевой придаток, торгуя солдатами!

Напомню: ради мира Наполеон не преследовал разбитые остатки русской армии ни после Аустерлица, ни после Фридланда.

Если бы он хотел идти на Москву – у него был идеальный шанс в 1807-м: он стоял на Немане, куда его привел Александр, а русская армия была небоеспособна! Но Наполеон предлагает заключить союз. Он не только не наложил на царя-агрессора контрибуцию, но и подарил Белостокскую область, закрыл глаза на захват Финляндии, Молдавии и Валахии. За эти подарки Александр даже наградил «антихриста» орденом Святого Андрея Первозванного, снял анафему и расцеловал на плоту в Тильзите. Наполеон был счастлив и написал в Париж, что теперь можно будет расслабиться.

Но не тут-то было: Александр в тот же день с шизоидной энергией начинает сколачивать новую армию. Он увеличивает расходы на оборону с 63,4 до 118,5 млн рублей! В стране начинается финансовый кризис. Кстати, фактически Россия продолжала торговать с Британией: просто товары провозились под флагами нейтральных государств. Наполеон это знал, жаловался в переписке, но ничего не мог поделать. Чтобы получить деньги на новую агрессию, Александр в 1810-м продает в крепостное рабство 10.000 государственных крестьян. В итоге уже в 1810-м, когда Наполеон еще мечтал о союзе, Александр выставил на границе три армии! А 27 и 29 октября 1811 г. подписал «повеления» о начале глубокого наступления в Европе! Только трусость прусского короля, который не хотел еще раз пускаться в авантюру войны с Наполеоном, остановила царя.

В 1812-м, испробовав все средства сохранить мир, Наполеон был вынужден начать кампанию – глубокое вторжение на осень не откладывают. Ему нужен был лишь приграничный бой, чтобы Александр следовал своей же подписи под Тильзитским трактатом. Но православный царь отважно отбывает из армии в Петербург и издалека наблюдает, как русская армия храбро отступает. Вдумайтесь: 24 июня – переход Немана, а 14 сентября – вступление Наполеона в Москву. Между ними – более 900 км, значит, русская пехота и артиллерия умудрились «маневрировать» со скоростью в среднем 11 км в сутки (это по лесам и болотам!).


– И в талантах Кутузова вы тоже сомневаетесь?

– Помещики теряли имения, и начался ропот. Александр, чтобы они не ругали «немца» Барклая и реально виноватого во всем царя, устроил назначение классово им родного владельца 5567 крепостных Кутузова. О его талантах: он был хорошим офицером под началом Суворова, затем носил кофе в постель молодому любовнику Екатерины Платону Зубову (за что и получил директорство Шляхетского корпуса и командование в Финляндии), а вот в роли командующего все его достижения сводятся к поражению в обоих генеральных сражениях: под Аустерлицем и под Бородино. Причем под Бородино у Кутузова был численный перевес (155 тыс. войск и 624 орудия против 135 тыс. и 587 орудий у Наполеона), он находился в укрепленной позиции – и все равно умудрился потерять, обороняясь, больше, чем наступающий неприятель (50 тыс. против 35 тыс. с французской стороны), отступить и сдать Москву!

В городе оставил более 20 тыс. русских раненых, которые заживо сгорели в пожаре, устроенном лубочным «патриотом» генерал-губернатором Ростопчиным.


– Почему, по-вашему, Наполеон ушел из Москвы?

– Наполеон 36 дней живет в Москве – и его никто (!) не тревожит; он бы так жил до горбачевской оттепели, но есть было нечего (как и русской армии, кстати), и он ушел. По ходу дела нанес поражение Кутузову еще и под Малоярославцем. За все время отхода Наполеона Кутузов ни разу не вступил с ним в бой основными силами. У нас любят говорить о потерях в армии Наполеона, но забывают, что из Тарутино Кутузов вывел 130 тыс., а в Вильно привел 27 тыс. – это при 90% небоевых потерь! Мороз и голод ведь никого не различают!

– Действительно ли русские массово переходили на сторону захватчика и присягали ему?

– Мне удалось выяснить, что крестьяне Волоколамского, Серпуховского, Коломенского, Покровского уездов Московской губернии заявили, что «Бонапарт – в Москве, стало быть, он наш государь». У них не было не то что понятия родины (они с географией незнакомы), но и понятия «малая родина» – их ведь часто продавали без земли и отдельно от семьи! Потому никто и не встал «на защиту царя и Отечества». Вдумайтесь: на исконно русскую территорию вступили всего 160.000 французов – два раза по митингу на Болотной площади! Где же «дубина народной войны»?

Байку про «отечественную войну» придумал Николай Палкин к 25-летнему юбилею: реформы буксовали, и ему была необходима патриотическая атака на население. Мне самому стоило многих лет труда осознать, что в 1812 году параллельно с локальной кампанией Наполеона (узкая полоска вдоль Смоленского тракта) в стране развернулась настоящая крестьянская война, которая охватила 32 губернии! А теперь мы празднуем всё это, тратя 2,4 миллиарда рублей из кармана потомков тех, кого власть, простите, поимела.

«Война и мир» – не история, а беллетристика


– Как быть с Толстым? Была ли действительно «наложена рука сильнейшего духом противника», независимо от результата конкретного сражения?

– Давайте не смешивать синее с квадратным: если вы хотите поразмышлять о философии Толстого, я предложу обсудить Мопассана и Моэма. Наука история – отдельно, беллетристика – отдельно.

- Что "вам было" за вашу монографию?

– Здесь парадокс: я начал публиковать свои исследования, будучи еще студентом истфака МГУ, и ко мне стали подходить педагоги: «Ты все правильно выяснил, но зачем всех подставлять такими публикациями, пиши в стол!» Несколько позднее я обнаружил неожиданную поддержку от тогдашнего директора Института российской истории РАН Андрея Николаевича Сахарова. Он даже в телеинтервью заявил, что в моей монографии «все правильно». И сегодня многие ученые признают мои выводы.

Как потрясающе сказал Розанов: «Россия слиняла в два дня. Самое большее – в три».


http://sobesednik.ru/dmitrij-bykov/20120917-istorik-evgenii-ponasenkov-v-voine-1812-goda-vlast-poimela-rossiyan

http://ponasenkov.ru/index.php?option=com_content&task=blogsection&id=5&Itemid=37

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

что я думаю о России?

Максим Горький. О русском крестьянстве



Эта скандальная статья Горького вышла в 1922 году в Берлине. Ее не издавали в России ни до, ни после войны, ни в перестройку, — вообще никогда. Просто не издавали и все тут. Быть может, как раз потому, что именно в этом своем сочинении Буревестник говорит о сути революции откровеннее, чем где-либо еще, и чем это позволяли себе его товарищи-большевики. Он живописует варварство и отсталость крестьянской массы, подсказывая читателю, что искоренить это зло возможно только чрезвычайщиной. Создатель Челкаша и Клима убежден: «Как евреи, выведенные Моисеем из рабства Египетского, вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень — все те почти страшные люди, о которых говорилось выше, и их заменит новое племя — грамотных, разумных, бодрых людей».
«Интеллигенция и революция» — тема из разряда вечных. А вот крестьянство и революция — это то, о чем многое еще не сказано. И сетования Ленина на узость мысли «мелких хозяйчиков», и сочувственно-лирические суждения Солженицына о крестьянском «мiре», «мироустроении» — лишь два идейных края, между которыми еще много невозделанной земли. Мысли титулованного «пролетарского классика» — лишь кое-что из непрочитанного. Или хорошо забытого.
Текст статьи печатается полностью по изданию: Максим Горький. О русском крестьянстве. Издательство И. П. Ладыжникова. Берлин, 1922.

Часть 1

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России?
Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но — я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, — я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, — это меня не огорчит.
В сущности своей всякий народ — стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы.

Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, — о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи.
Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры. В русском крестьянине как бы еще не изжит инстинкт кочевника, он смотрит на труд пахаря как на проклятие Божье и болеет «охотой к перемене мест». У него почти отсутствует — во всяком случае, очень слабо развито — боевое желание укрепиться на избранной точкe и влиять на окружающую среду в своих интересах, если же он решается на это — его ждет тяжелая и бесплодная борьба. Тех, кто пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое — деревня встречает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще случается так, что новаторы, столкнувшись с неодолимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее. Идти есть куда — всюду развернулась пустынная плоскость и соблазнительно манит вдаль.

Талантливый русский историк Костомаров говорит: «Оппозиция против государства существовала в народе, но, по причине слишком большого географического пространства, она выражалась бегством, удалением от тягостей, которые налагало государство на народ, а не деятельным противодействием, не борьбой». Со времени, к которому относится сказанное, население русской равнины увеличилось, «географическое пространство» сузилось, но — психология осталась и выражается в курьезном совете-пословице: «От дела — не бегай, а дела — не делай».

Человек Запада еще в раннем детстве, только что встав на задние лапы, видит всюду вокруг себя монументальные результаты труда его предков. От каналов Голландии до туннелей Итальянской Ривьеры и виноградников Везувия, от великой работы Англии и до мощных Силезских фабрик — вся земля Европы тесно покрыта грандиозными воплощениями организованной воли людей, — воли, которая поставила себе гордую цель: подчинить стихийные силы природы разумным интересам человека. Земля — в руках человека, и человек действительно владыка ее. Это впечатление всасывается ребенком Запада и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважение к его труду и чувство своей личной значительности как наследника чудес, труда и творчества предков.

Такие мысли, такие чувства и оценки не могут возникнуть в душе русского крестьянина. Безграничная плоскость, на которой тесно сгрудились деревянные, крытые соломой деревни, имеет ядовитое свойство опустошать человека, высасывать его желания. Выйдет крестьянин за пределы деревни, посмотрит в пустоту вокруг него, и через некоторое время чувствует, что эта пустота влилась в душу ему. Нигде вокруг не видно прочных следов труда и творчества. Усадьбы помещиков? Но их мало, и в них живут враги. Города? Но они — далеко и не многим культурно значительнее деревни. Вокруг — бескрайняя равнина, а в центре ее — ничтожный, маленький человечек, брошенный на эту скучную землю для каторжного труда. И человек насыщается чувством безразличия, убивающим способность думать, помнить пережитое, вырабатывать из опыта своего идеи! Историк русской культуры, характеризуя крестьянство, сказал о нем: «Множество суеверий и никаких идей».

Это печальное суждение подтверждается всем русским фольклором.
Спора нет — прекрасно летом «живое злато пышных нив», но осенью пред пахарем снова ободранная голая земля и снова она требует каторжного труда. Потом наступает суровая, шестимесячная зима, земля одета ослепительно белым саваном, сердито и грозно воют вьюги, и человек задыхается от безделья и тоски в тесной, грязной избе. Из всего, что он делает, на земле остается только солома и крытая соломой изба — ее три раза в жизни каждого поколения истребляют пожары.

Технически примитивный труд деревни неимоверно тяжел, крестьянство называет его «страда» от глагола «страдать». Тяжесть труда, в связи с ничтожеством его результатов, углубляет в крестьянине инстинкт собственности, делая его почти не поддающимся влиянию учений, которые объясняют все грехи людей силой именно этого инстинкта.
Труд горожанина разнообразен, прочен и долговечен. Из бесформенных глыб мертвой руды он создает машины и аппараты изумительной сложности, одухотворенные его разумом, живые. Он уже подчинил своим высоким целям силы природы, и они служат ему, как джинны восточных сказок царю Соломону. Он создал вокруг себя атмосферу разума — «вторую природу», он всюду видит свою энергию воплощенной в разнообразии механизмов, вещей, в тысячах книг, картин, и всюду запечатлены величавые муки его духа, его мечты и надежды, любовь и ненависть, его сомнения и верования, его трепетная душа, в которой неугасимо говорит жажда новых форм, идей, деяний и мучительное стремление вскрыть тайны природы, найти смысл бытия.
Будучи порабощен властью государства, он остается внутренне свободен, — именно силой этой свободы духа он разрушает изжитые формы жизни и создает новые. Человек деяния, он создал для себя жизнь мучительно напряженную, порочную, но — прекрасную своей полнотой. Он возбудитель всех социальных болезней, извращений плоти и духа, творец лжи и социального лицемерия, но — это он создал микроскоп самокритики, который позволяет ему со страшной ясностью видеть все свои пороки и преступления, все вольные и невольные ошибки свои, малейшие движения своего всегда и навеки неудовлетворенного духа.
Великий грешник перед ближним и, может быть, еще больший перед самим собою, он — великомученик своих стремлений, которые, искажая, разрушая его, родят все новые и новые муки и радости бытия. Дух его, как проклятый Агасфер, идет в безграничье будущего, куда-то к сердцу космоса или в холодную пустоту вселенной, которую он — может быть — заполнит эманацией своей психофизической энергии, создав — со временем — нечто не доступное представлениям разума сегодня.
Инстинкту важны только утилитарные результаты развития культуры духа, только то, что увеличивает внешнее, материальное благополучие жизни, хотя бы это была явная и унизительная ложь.
Для интеллекта процесс творчества важен сам по себе; интеллект глуп, как солнце, он работает бескорыстно.

Был в России некто Иван Болотников, человек оригинальной судьбы: ребенком он попал в плен к татарам во время одного из их набегов на окраинные города Московского царства, юношей был продан в рабство туркам, — работал на турецких галерах, его выкупили из рабства венецианцы, и, прожив некоторое время в аристократической Республике Дожей, он возвратился в Россию.

Это было в 1606 году; московские бояре только что затравили талантливого царя Бориса Годунова и убили умного смельчака, загадочного юношу, который, приняв имя Дмитрия, сына Ивана Грозного, занял Московский престол и, пытаясь перебороть азиатские нравы московитян, говорил в лицо им:
«Вы считаете себя самым праведным народом в Мире, а вы — развратны, злобны, мало любите ближнего и не расположены делать добро».
Его убили, был выбран в цари хитрый, двоедушный Шуйский, князь Василий, явился второй самозванец, тоже выдававший себя за сына Грозного, и вот в России началась кровавая трагедия политического распада, известная в истории под именем Смуты.

Иван Болотников пристал ко второму самозванцу, получил от него право команды небольшим отрядом сторонников самозванца и пошел с ними на Москву, проповедуя холопам и крестьянам:
«Бейте бояр, берите их жен и все достояние их. Бейте торговых и богатых людей, делите между собой их имущество».
Эта соблазнительная программа примитивного коммунизма привлекла к Болотникову десятки тысяч холопов, крестьян и бродяг, они неоднократно били войска царя Василия, вооруженные и организованные лучше их; они осадили Москву и с великим трудом были отброшены от нее войском бояр и торговых людей. В конце концов этот первый мощный бунт крестьян был залит потоками крови, Болотникова взяли в плен, выкололи ему глаза и утопили его.

Имя Болотникова не сохранилось в памяти крестьянства, его жизнь и деятельность не оставила по себе ни песен, ни легенд. И вообще в устном творчестве русского крестьянства нет ни слова о десятилетней эпохе — 1602—1603 гг. — кровавой смуты, о которой историк говорит как о «школе своевольства, безначалия, политического неразумия, двоедушия, обмана, легкомыслия и мелкого эгоизма, не способного оценить общих нужд». Но все это не оставило никаких следов ни в быте, ни в памяти русского крестьянства.

В легендах Италии сохранилась память о фра Дольчино, чехи помнят Яна Жижку, так же как крестьяне Германии Томаса Мюнцера, Флориана Гейера, а французы — героев и мучеников Жакерии и англичане имя Уота Тейлора, — обо всех этих людях в народе остались песни, легенды, рассказы. Русское крестьянство не знает своих героев, вождей, фанатиков любви, справедливости, мести.

Через 50 лет после Болотникова донской казак Степан Разин поднял крестьянство почти всего Поволжья и двинулся с ним на Москву, возбужденный той же идеей политического и экономического равенства. Почти три года его шайки грабили и резали бояр и купцов, он выдерживал правильные сражения с войсками царя Алексея Романова, его бунт грозил поднять всю деревенскую Русь. Его разбили, потом четвертовали.
В народной памяти о нем осталось две-три песни, но чисто народное происхождение их сомнительно, смысл же был не понятен крестьянству уже в начале XIX века.

Не менее мощным и широким по размаху был бунт, поднятый при Екатерине Великой уральским казаком Пугачевым, — «эта последняя попытка борьбы казачества с режимом государства», как определил этот бунт историк С. Ф. Платонов. О Пугачеве тоже не осталось ярких воспоминаний в крестьянстве, как и о всех других, менее значительных, политических достижениях русского народа.

О них можно сказать буквально то же, что сказано историком о грозной эпохе Смуты:
«Все эти восстания ничего не изменили, ничего не внесли нового в механизм государства, в строй понятий, в нравы и стремления...»
К этому суждению уместно прибавить вывод одного иностранца, внимательно наблюдавшего русский народ. «У этого народа нет исторической памяти. Он не знает свое прошлое и даже как будто не хочет знать его».

Великий князь Сергей Романов рассказал мне, что в 1913 году, когда праздновалось трехсотлетие династии Романовых и царь Николай был в Костроме, — Николай Михайлович — тоже великий князь, талантливый автор целого ряда солидных исторических трудов, — сказал царю, указывая на многотысячную толпу крестьян:
«А ведь они совершенно такие же, какими были в XVII веке, выбирая на царство Михаила, такие же; это — плохо, как ты думаешь?»
Царь промолчал. Говорят, он всегда молчал в ответ на серьезные вопросы. Это — своего рода мудрость, если не является хитростью или — не вызвано страхом.

Жестокость — вот что всю жизнь изумляло и мучило меня. В чем, где корни человеческой жестокости? Я много думал над этим и — ничего не понял, не понимаю.
Давно когда-то я прочитал книгу под зловещим заглавием: «Прогресс как эволюция жестокости».
Автор, искусно подобрав факты, доказывал, что с развитием прогресса люди все более сладострастно мучают друг друга и физически, и духовно. Я читал эту книгу с гневом, не верил ей и скоро забыл ее парадоксы.
Но теперь, после ужасающего безумия европейской войны и кровавых событий революции, — теперь эти едкие парадоксы все чаще вспоминаются мне. Но — я должен заметить, что в русской жестокости эволюции, кажется, нет, формы ее как будто не изменяются.

Летописец начала XVII века рассказывает, что в его время так мучили: «насыпали в рот пороху и зажигали его, а иным набивали порох снизу, женщинам прорезывали груди и, продев в раны веревки, вешали на этих веревках».
В 18-м и 19-м годах то же самое делали на Дону и на Урале: вставив человеку — снизу — динамитный патрон, взрывали его.
Я думаю, что русскому народу исключительно — так же исключительно, как англичанину чувство юмора — свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни.
В русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами «психоз», «садизм», словами, которые, в сущности, и вообще ничего не объясняют. Наследие алкоголизма? Не думаю, чтоб русский народ был отравлен ядом алкоголя более других народов Европы, хотя допустимо, что при плохом питании русского крестьянства яд алкоголя действует на психику сильнее в России, чем в других странах, где питание народа обильнее и разнообразнее.
Можно допустить, что на развитие затейливой жестокости влияло чтение житий святых великомучеников, — любимое чтение грамотеев в глухих деревнях.
Если б факты жестокости являлись выражением извращенной психологии единиц — о них можно было не говорить, в этом случае они материал психиатра, а не бытописателя. Но я имею в виду только коллективные забавы муками человека.

В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда — вниз головой — пленных красноармейцев, оставляя ноги их — до колен — на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других.
Забайкальские казаки учили рубке молодежь свою на пленных.
В Тамбовской губернии коммунистов пригвождали железнодорожными костылями в левую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землею и наблюдали, как эти — нарочито неправильно распятые люди — мучаются.
Вскрыв пленному живот, вынимали тонкую кишку и, прибив ее гвоздем к дереву или столбу телеграфа, гоняли человека ударами вокруг дерева, глядя, как из раны выматывается кишка. Раздев пленного офицера донага, сдирали с плеч его куски кожи, в форме погон, а на место звездочек вбивали гвозди; сдирали кожу по линиям портупей и лампасов — эта операция называлась «одеть по форме». Она, несомненно, требовала немало времени и большого искусства.


Творилось еще много подобных гадостей, отвращение не позволяет увеличивать количество описаний этих кровавых забав.
Кто более жесток: белые или красные? Вероятно — одинаково, ведь и те, и другие — русские. Впрочем, на вопрос о степенях жестокости весьма определенно отвечает история: наиболее жесток — наиболее активный...

Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов:
«Бей жену обухом, припади да понюхай — дышит? — морочит, еще хочет». «Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в могилу несут». «На бабу да на скотину суда нет». «Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее».
Сотни таких афоризмов, — в них заключена веками нажитая мудрость народа, — обращаются в деревне, эти советы слышат, на них воспитываются дети.
Детей бьют тоже очень усердно. Желая ознакомиться с характером преступности населения губерний Московского округа, я просмотрел «Отчеты Московской судебной палаты» за десять лет — 1900—1910 гг. — и был подавлен количеством истязаний детей, а также и других форм преступлений против малолетних. Вообще в России очень любят бить, все равно — кого. «Народная мудрость» считает битого человека весьма ценным: «За битого двух небитых дают, да и то не берут».
Есть даже поговорки, которые считают драку необходимым условием полноты жизни. «Эх, жить весело, да — бить некого». Я спрашивал активных участников гражданской войны: не чувствуют ли они некоторой неловкости, убивая друг друга?
Нет, не чувствуют.
«У него — ружье, у меня — ружье, значит — мы равные; ничего, побьем друг друга — земля освободится».


Однажды я получил на этот вопрос ответ крайне оригинальный, мне дал его солдат европейской войны, ныне он командует значительным отрядом Красной армии.
— Внутренняя война — это ничего! А вот междоусобная, против чужих, — трудное дело для души.
Я вам, товарищ, прямо скажу: русского бить легче. Народу у нас много, хозяйство у нас плохое; ну, сожгут деревню, — чего она стоит! Она и сама сгорела бы в свой срок. И вообще, это наше внутреннее дело, вроде маневров, для науки, так сказать.
А вот когда я в начале той войны попал в Пруссию — Боже, до чего жалко было мне тамошний народ, деревни ихние, города и вообще хозяйство! Какое величественное хозяйство разоряли мы по неизвестной причине. Тошнота!.. Когда меня ранили, так я почти рад был, — до того тяжело смотреть на безобразие жизни.
Потом — попал я на Кавказ к Юденичу, там турки и другие черномазые личности.
Беднейший народ, добряки, улыбаются, знаете, — неизвестно почему. Его бьют, а он улыбается. Тоже — жалко, ведь и у них, у каждого есть свое занятие, своя привязка к жизни...
Это говорил человек, по-своему гуманный, он хорошо относится к своим солдатам, они, видимо, уважают и даже любят его, и он любит свое военное дело. Я попробовал рассказать ему кое-что о России, о ее значении в мире, — он слушал меня задумчиво, покуривая папиросу, потом глаза у него стали скучные, вздохнув, он сказал:
— Да, конечно, держава была специальная, даже вовсе необыкновенная, ну а теперь, по-моему, окончательно впала в негодяйство!


Мне кажется, что война создала немало людей, подобных ему, и что начальники бесчисленных и бессмысленных банд — люди этой психологии.
Говоря о жестокости, трудно забыть о характере еврейских погромов в России.
Тот факт, что погромы евреев разрешались имевшими власть злыми идиотами, — никого и ничего не оправдывает.
Разрешая бить и грабить евреев, идиоты не внушали сотням погромщиков: отрезайте еврейкам груди, бейте их детей, вбивайте гвозди в черепа евреев, — все эти кровавые мерзости надо рассматривать как «проявление личной инициативы масс».


Но где же — наконец — тот добродушный, вдумчивый русский крестьянин, неутомимый искатель правды и справедливости, о котором так убедительно и красиво рассказывала миру русская литература XIX века?
В юности моей я усиленно искал такого человека по деревням России и — не нашел его.
Я встретил там сурового реалиста и хитреца, который, когда это выгодно ему, прекрасно умеет показать себя простаком. По природе своей он не глуп и сам хорошо знает это. Он создал множество печальных песен, грубых и жестоких сказок, создал тысячи пословиц, в которых воплощен опыт его тяжелой жизни.
Он знает, что «мужик не глуп, да — мир дурак» и что «мир силен, как вода, да глуп, как свинья».
Он говорит: «Не бойся чертей, бойся людей». «Бей своих — чужие бояться будут».
О правде он не очень высокого мнения: «Правдой сыт не будешь». «Что в том, что ложь, коли сыто живешь». «Правдивый, как дурак, так же вреден».

Чувствуя себя человеком, способным на всякий труд, он говорит: «Бей русского, — часы сделает». А бить надо потому, что «каждый день есть не лень, а работать неохота».


Таких и подобных афоризмов у него тысячи, он ловко умеет пользоваться ими, с детства он слышит их и с детства убеждается, как много заключено в них резкой правды и печали, как много насмешки над собою и озлобления против людей. Люди — особенно люди города — очень мешают ему жить, он считает их лишними на земле, буквально удобренной потом и кровью его, на земле, которую он мистически любит, непоколебимо верит и чувствует, что с этой землей он крепко спаян плотью своей, что она его кровная собственность, разбойнически отнятая у него.
Он задолго раньше лорда Байрона знал, что «пот крестьянина стоит усадьбы помещика». Литература народолюбцев служила целям политической агитации и поэтому идеализировала мужика. Но уже в конце ХIХ столетия отношение литературы к деревне и крестьянину начало решительно изменяться, стало менее жалостливое и более правдивое. Начало новому взгляду на крестьянство положил Антон Чехов рассказами «В овраге» и «Мужики».
В первых годах ХХ столетия являются рассказы лучшего из современных русских художников слова, Ивана Бунина; его «Ночной разговор» и другая, превосходная по красоте языка и суровой правдивости повесть «Деревня» утвердили новое, критическое отношение к русскому крестьянству.

http://www.intelros.ru/2007/06/21/maksim_gorkijj_o_russkom_krestjanstve.html

продолжение дальше

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Евреи во Второй Мировой Войне

Евреи в странах антигитлеровской коалиции
Не менее 1,4—1,5 миллиона евреев воевали в армиях антигитлеровской коалиции, в том числе 556 тысяч в армии США и 501 тысяча — в рядах Вооруженных сил СССР. Сотни тысяч евреев-солдат погибли, более 350 тысяч были ранены, каждый третий — тяжело. Ещё в период войны 50 тысяч из них умерло от ран.

Электронная еврейская энциклопедия приводит следующую статистику участия евреев в армиях союзников:
Страна↓ Число евреев в армии, тыс. человек↓
Австралия и Новая Зеландия 3
Бельгия 7
Великобритания 62
Нидерланды 7
Греция 13
Канада 16
Евреи Палестины в британской армии 35
Польша 140
СССР 500
США 550
Франция 46
Чехословакия 8
Южная Африка 10
Всего 1397

Данная статистика не учитывает партизан и подпольщиков на оккупированных нацистами территориях.

В Красной Армии

По данным Центрального архива Министерства обороны России, в ходе войны с Германией в войсках насчитывалось около 501 тысячи евреев, в том числе 167 тысяч офицеров и 334 тысячи солдат, матросов и сержантов. По данным этого же архива за годы войны погибло в боях, умерло от ран и болезней, пропало без вести 198 тысяч военнослужащих-евреев. Это составляет 39,6 % от их общего числа. По данным доктора Ицхака Арада примерно 120—180 тысяч евреев погибли на фронте и около 80 тысяч были убиты в лагерях для военнопленных. Из оставшихся в живых 300 тысяч воинов-евреев 180 тысяч (60 %) были ранены, из них более 70 тысяч (38 %) — ранены тяжело. Как пишет историк Павел Полян, 27 % евреев ушли на фронт добровольцами, 80 % евреев рядового и младшего начальствующего состава служили в боевых частях.

Из 800 тысяч женщин, участвовавших в войне, 20 тысяч были еврейками. 44 % из них служили в сухопутных войсках, 29 % — в медицине, 11 % — в войсках связи, 10 % — в ПВО и 6 % — в авиации. Высокий процент евреев был среди инженерно-технического и командного состава инженерных войск, а также военных медиков. Общая численность евреев-медиков неизвестна, но 6000 из них погибли в боях. Высокий процент офицеров, долю в инженерных войсках и других технических службах источники объясняют относительно более высокой долей высшего образования среди евреев. Согласно переписи 1939 года, евреи составляли 1,78 % населения СССР, в то же время они составляли 15,5 % всех советских граждан с высшим образованием (в абсолютных цифрах [171 000] они уступали только русским [620 209] и опережали украинцев [147 645]). В 1939 году в СССР насчитывалось 98 216 студентов-евреев (11,1 % от общего числа студентов), причем в Москве евреи составляли 17,1 % всех студентов, в Ленинграде — 19 %, Харькове — 24,6 %, Киеве — 35,6 %, Одессе — 45,8 %.

В командовании Красной армии насчитывалось 305 евреев в звании генералов и адмиралов, 38 из них погибли в боях. По родам войск генералы распределились следующим образом: общевойсковых генералов — 92, генералов инженерно-технической службы — 34, генералов артиллерии — 33, генералов авиации — 26, генералов танковых войск — 24, генералов инженерно-авиационной службы — 18. Евреями были 9 командующих армиями и флотилиями, 8 начальников штабов фронтов, флотов, округов, 12 командиров корпусов, 64 командира дивизий различных родов войск, 52 командира танковых бригад. За годы войны число евреев-генералов, непосредственно сражавшихся на фронте, составило 132 человека.

Источники отмечают, что первый в истории войны контрудар частей Красной Армии произвел 23 июня 1941 года в районе Гродно командир 6-го механизированного корпуса генерал-майор Михаил Хацкилевич. Маршал Жуков написал в своих воспоминаниях: «Из этого сражения не вернулся и комкор М. Г. Хацкилевич. Это был хороший командир, смелый человек». Командир 25-го механизированного корпуса генерал-майор Семён Кривошеин отличился в оборонительных боях в июле 1941 года в районе Могилёва. Механизированный корпус Кривошеина в шутку называли «евреизированным»: в нём служили начальником штаба корпуса полковник Лимберг, зампотехом корпуса — полковник Лившиц, командирами двух танковых бригад полковники Евсей Вайнруб и Абрам Темник и множество других солдат и офицеров-евреев. 15 евреев служили командирами подводных лодок, семь погибли в бою, троим было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего 7 евреев дослужились до звания генерал-полковника: Григорий Штерн, Яков Смушкевич, Владимир Колпакчи, Яков Крейзер, Александр Цирлин, Леонтий Котляр, Лев Мехлис. Штерн и Смушкевич, успевшие повоевать на Дальнем Востоке и в Финляндии, были расстреляны 28 октября 1941 года (впоследствии реабилитированы). Колпакчи, Крейзер, Цирлин и Котляр успешно проявили себя в военных действиях в Великой Отечественной войне. Мехлис во время войны, будучи членом военных советов ряда фронтов, по словам Леонида Радзиховского, «пользовался жуткой славой „персонального уха Сталина“», совмещая функции начальника Политического управления и наркома госконтроля.

Сотрудник института «Яд ва-Шем» доктор наук Арон Шнеер утверждает, что было несколько попыток со стороны евреев инициировать создание в Красной Армии национальных воинских частей по примеру польских, латышских, литовских, армянских и др. Например, после освобождения Краснодара и ознакомления с информацией о тотальном уничтожении евреев в городе, комиссар дивизии Моргулис сказал:

Если бы у нас был полк хотя бы с несколькими танками, немецкая сволочь не прибегла к такому геноциду. Нужна еврейская армия! Создать бы еврейскую дивизию, наподобие эстонской и латышской.

Однако руководство СССР предложений по созданию еврейских национальных воинских частей не приняло.

В первом составе 201-й Латышской стрелковой дивизии по официальным данным было 17 % евреев, все они были добровольцами. В некоторых подразделениях, где процент евреев был выше, чем в среднем по дивизии, даже занятия проводили на языке идиш. Первый командир дивизии полковник Ян Вейкин в 1966 году сказал, что евреев в дивизии было 30 %. В 16-й стрелковой Литовской дивизии численность евреев составляла до 33 %. Как пишет Вилен Люлечник, её называли «самой еврейской дивизией» Красной Армии.

Подвиги солдат и офицеров-евреев

Официальный ответ Главного управления кадров НКО на запрос ЕАК о числе награжденных военнослужащих-евреев
На год раньше Александра Матросова, как и многие другие воины, 22 февраля 1942 года закрыл грудью амбразуру вражеского дзота Абрам Левин. Такой же подвиг совершили ещё четверо евреев. На следующий день после тарана Николая Гастелло направил свой горящий самолёт в гущу вражеских войск Исаак Прейсайзен. Впоследствии этот подвиг повторили Исаак Бецис, Исаак Иржак, Зиновий Левицкий, Исаак Шварцман, Илья Катунин и другие — всего 11 лётчиков-евреев. Четыре лётчика-еврея совершили воздушный таран. Командир 164-го стрелкового полка Наум Пейсаховский под плотным огнём противника личным примером увлёк бойцов в атаку на здание рейхстага и получил тяжелейшее (восьмое) ранение. За этот подвиг он был представлен маршалом Жуковым к званию Героя Советского Союза. В 1961 году Жуков назвал одним из наиболее запомнившихся ему подвигов — рядовой Ефим Дыскин в одном бою будучи трижды раненым уничтожил 7 танков противника.

Награды

Звание Героя Советского Союза во время Великой Отечественной было присвоено 131 еврею, в том числе 45 — посмертно. Ещё 8 погибли после присвоения звания Героя. С учётом послевоенных награждений это число Героев составило 157 человек. Полковник (впоследствии генерал-полковник) танковых войск Давид Драгунский получил это звание дважды, ещё 12 стали полными кавалерами ордена Славы. В период Второй мировой войны — 17 ноября 1939 года — за мужество и отвагу в боях на реке Халхин-Гол вторую Звезду Героя получил комкор Яков Смушкевич. Единственная женщина из евреев-героев — лётчик бомбардировочной авиации гвардии старший лейтенант Полина Гельман. Наиболее известным из советских евреев-полководцев Великой Отечественной войны был командующий 51-й армией генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Яков Крейзер. Одним из руководителей обороны Брестской крепости был полковой комиссар Ефим Фомин, посмертно награждённый орденом Ленина. Тремя орденами Боевого Красного Знамени, пятью чехословацкими орденами и званием Народного Героя Чехословацкой республики был награждён легендарный разведчик и партизанский командир Евгений Волянский, настоящее имя которого было Ефим Коренцвит. Орден Народного героя Югославии получил из рук маршала Иосифа Тито «комбат Перро Русс» — капитан Красной Армии Пётр Оранский, сбежавший из немецкого концлагеря и воевавший в составе югославских партизан до самого концы войны. Четыре офицера-еврея навечно занесены списки своих воинских частей: капитаны Борис Хигрин и Илья Катунин, майор Цезарь Куников и капитан 2-го ранга Израиль Фисанович.
На 1 апреля 1946 года число награждений евреев орденами и медалями составило 123 822, а с учётом послевоенных награждений к 1963 году — 160 772 человека.

Евреи США

В составе вооружённых сил США сражалось 556 тысяч евреев — 13 % еврейского населения страны к началу войны. Распределение по родам войск выглядело следующим образом: 81 % — в сухопутных войсках, 16 % — на боевых кораблях ВМФ, 2 % — в морской пехоте и 1 % — в военной авиации.

11 350 солдат и офицеров евреев погибли, более 27 тысяч были тяжело ранены или попали в плен. 61 567 солдат и офицеров-евреев были отмечены военными наградами. В годы войны в США было множество евреев-военачальников, в том числе 6 генерал-майоров, 13 бригадных генералов, два адмирала и два контр-адмирала, всего 23 высших командира.
Три еврея — лейтенант Раймонд Зусман, капитан Бенджамин Саломон и старший сержант Исидор Яхман заслужили высшую воинскую награду США — Медаль Почёта.

Выдающимся военачальником был командир 3-й танковой дивизии генерал-майор Морис Роуз, погибший в Арденнах 31 марта 1945 года. Он национальный герой США, его именем названы улицы и школы в Коннектикуте, а на его родине в Денвере генералу поставлен памятник.

Одним из наиболее высокопоставленных евреев в армии США был кавалер множества американских и иностранных наград командующий 7-й и 5-й армий, а с декабря 1944 года командующий всеми сухопутными силами союзников в Италии генерал-лейтенант Марк Уэйн Кларк. В его честь назван мост в Вашингтоне.

Строительными подразделениями ВМС США («Морские пчёлы») командовал еврей — контр-адмирал Бен Морелл , награжденный многими орденами и медалями США, Великобритании и Франции. Высоко зарекомендовали себя командир 5-й и 77-й пехотных дивизий генерал-майор Джулиус Окс-Адлер, командир 4-й и 12-й авиагрупп, а также 318-го бомбардировочного авиакрыла генерал Эдвард Моррис.
Лётчик морской авиации Леон Франкель потопил японский крейсер «Яхаги». Он был награждён двумя Крестами за лётные заслуги и Военно-морским крестом. Добровольцем ушёл воевать юрист подполковник Роберт Розенталь . Он получил 16 военных наград, включая крест «За выдающиеся заслуги», Серебряную звезду, Крест лётных заслуг, в 1945 бомбил Берлин, а после войны участвовал в Нюрнбергском процессе как помощник прокурора от США. За мужество и героизм множество наград получили летчики капитаны Вальтер Берлин, Янкел Розенштайн и Леонард Бесман, пехотинцы полковник Джулиус Сакс, подполковники Чарльз Сандлер и Герман Стоун, майор Льюис Шульман.

В армии США служили 311 военных раввинов, из них 8 погибли в бою.
Впоследствии, 8 сентября 1945 года президент США Гарри Трумэн написал:
« Патриотизм и героизм наших граждан иудейского вероисповедания, чем мы гордимся, — это удар по фанатикам и ненавистникам. »

В большинстве случаев пленные евреи — солдаты и офицеры американской армии не подвергались дискриминации по сравнению с другими военнослужащими. Почти всегда американские военнопленные держались сплочённо и не выдавали евреев даже в тех случаях, когда нацисты пытались их отделить. Большинство военнопленных-евреев американской армии дожили до конца войны и дождались освобождения[

Евреи Великобритании

Официальной статистики о количестве евреев в британских вооружённых силах не опубликовано. По данным главного раввина британской армии Исраэля Броде («Британское еврейство во Второй мировой войне») в армии Великобритании служило более 62 тысяч евреев, что составило 13 % от численности евреев страны. Крестом Виктории и орденом Британской империи награждены пять еврейских военнослужащих, Военным Крестом награждены 62 офицера-еврея, 411 солдат получили военную медаль. Орденом «За выдающиеся заслуги» были награждены евреи-офицеры: лётчики Исаак Корман, Давид Гольдберг, Гарольд Рубин, Отто Штейнберг, десантник Абба Кандиотти, пехотинцы Майер Медин и Мортон Мендель. Полк Мортона Менделя первым из подразделений союзников, воевавших в Европе, вошёл на территорию Германии.

Известный сионистский деятель Фредерик Герман Киш был главным инженером 8-й британской армии в Северной Африке. Он был произведён в бригадные генералы и погиб в 1943 году в Тунисе. Добровольцем воевал во французской, а затем в британской армии уроженец Солотвина Лев Хох, ставший впоследствии известен как миллионер и медиамагнат Роберт Максвелл. За особое мужество в боях он был награждён Военным Крестом и дослужился от сержанта до капитана.

В армии союзников служили также 16 тысяч евреев из 160 тысяч евреев Канады, 3 тысячи из 25 тысяч евреев Австралии и Новой Зеландии, 10 тысяч евреев из Южно-Африканского Союза.

Военный Крест заслужили 6 евреев Канады, орден Британской империи — 23. Всего награждено британскими орденами 178 канадских евреев и ещё 9 — орденами союзников. Орден «За выдающиеся заслуги» был вручен майору Беньямину Дункельману, а Крест «За выдающиеся лётные заслуги» — лейтенанту Сиднею Шулемсону Высоких наград были удостоены 60 евреев из Австралии, 14 офицеров и 222 солдата-еврея из ЮАР.

Британское правительство жёстко отреагировало на попытки нацистов дискриминировать военнопленных евреев. Оно предупредило Германию, что это немедленно отразится на судьбе немецких солдат в английском плену. После этого немецкое командование относилось к британским евреям вполне терпимо. Они, так же как и американские евреи, пользовались поддержкой военнопленных других национальностей британской армии

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Маркиз де-Кюстин. Николаевская Россия.



О книге
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st000.shtml

МАРКИЗ де-КЮСТИН И ЕГО МЕМУАРЫ
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st001.shtml

ГЛАВА I Встреча с русским наследником в Эмсе.- Подобостра­стие его придворных.- Резкий отзыв любекского трак­тирщика о России.- Пожар на море.- На борту «Ни­колая I».- Князь Козловский.- Разговор с ним о России.- История графа Унгерн-Штернберга.- Мрач­ное прошлое острова Даго.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st002.shtml

ГЛАВА II Приближение к Кронштадту.- «Русский флот - игруш­ка императора».- Петербургская природа.- Остров Котлин и Кронштадтская крепость.- Современные гале­ры.- Таможенники и шпионы досаждают путешествен­никам.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st003.shtml

ГЛАВА III Общий вид Петербурга с Невы.- Последний обыск и допрос.- Ловкость полицейских ищеек.- Путаница с багажом.- Немецкий гид.- Медный всадник.- По­стройка Зимнего дворца.- Тысячи жертв высочайшей затеи.- Кюстин вспоминает Герберштейна.- Москов­ское царство и николаевская Россия.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st004.shtml

ГЛАВА IV Петербург утром.- «Дышать только с царского разреше­ния».- Чиновная иерархия.- «Комфортабельная» гос­тиница.- Первая битва с клопами.- Михайловский замок.- Убийство императора Павла.- Нева и ее набе­режные.- Русская Бастилия.- Царские могилы по соседству с казематами.- Домик Петра Великого.- Заброшенный костел.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st005.shtml

ГЛАВА V Острова.- Цвет русского общества.- Цена популяр­ности Николая I.- Придворные интриги.- Азиатская роскошь. Русская красота.- Ужасы крепостного пра­ва.- Показная цивилизация.- Судьба императрицы.- Заговор молчания высшего общества.- Страх перед иностранцами.- Россия - страна фасадов.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st006.shtml

Г Л А В А VI Русский император.- Он внушает страх и сам в вечном страхе.- Внешность царя.- Николай не умеет улыбать­ся.- Болезнь императрицы.- Катастрофа с каблуком.- Дворцовая церковь.- Великокняжеская свадьба.- Та­тарский хан.- Строгий блюститель этикета.- Сын цареубийцы в роли шафера.- «Подпоручик Лейхтен-бергский».- Воркующие голубки.- Капелла.- Старый митрополит.- Гроза.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st007.shtml

ГЛАВА VII Представление Николаю.- Маски императора.- Умыш­ленное забвение Александра I.- «Цивилизация севера» в исполнении придворных.- Русский немец на престо­ле.- Бал во дворце.- Знаменательный разговор с импе­ратрицей.- Безрадостное веселие.- Ревность Александ­ра I.- Император в кругу семьи.- Грузинская царица.- Женевец в мундире национальной гвардии.- Петербург ночью.- Путешествие Екатерины II в Крым. В 7 часов вечера я, вместе с несколькими другими иностранцами, вернулся во дворец, где мы должны были быть представлены импе­ратору и императрице.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st008.shtml

ГЛАВА VIII Колосс на глиняных ногах.- Императрица заискивает._ Бал в Михайловском дворце.- Французская лите­ратура под запретом.- «Мы продолжаем дело Петра Великого».- Дитя Азии.- Неловкий камер-юнкер.- Минеральный кабинет.- Тирания протекции.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st009.shtml

ГЛАВА IX Торжественный спектакль.- Появление монарха и ка­зенные восторги.- Рассказ Николая о восстании декаб­ристов.- Отречение Константина.- «Мужество перед ударами убийц».- Ненависть Николая к конституции.- Кюстин подавлен.- Придворная пастораль.- Друг им­ператрицы.- «Монархам чувство благодарности мало знакомо».- Холерный бунт.- Акции Кюстина поднима­ются.- Льстивость, граничащая с героизмом.- Если не раб, то бунтовщик.- Иллюзия порядка и спокойствия.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st010.shtml

ГЛАВА X Улицы Петербурга.- Невский проспект.- Английский стиль и азиатский беспорядок.- Извозчики.- Симво­лическая тележка фельдъегеря.- Военная архитектура города.- Обилие церквей.- Злословие рабов.- «Рус­ский дух».- Замкнутость женщин.- Утрированная веж­ливость.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st011.shtml

ГЛАВА XI Общение царя с народом.- Русская «конституция».- Петергофский дворец.- Исключительное значение кос­тюма.- Николай позирует.- Гостеприимство моско­витов.- Страх, парализующий мысль.- Восточный деспотизм.- Две нации в России.- Русским неведомо истинное счастье.- Лживые отзывы иностранцев.- О лицемерии.- Рабы рабов.- Империя каталогов.- Об интеллигенции.- Смертная казнь.- Шестидесяти­миллионная тюрьма.- Часы сардинского посла.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st012.shtml

ГЛАВА XII Петергофский праздник.- Местоположение Петерго­фа.- Победа человеческой воли.- Праздничная тол­па.- Сказочный фейерверк.- Ночлег.- Веселье по ко­манде.- Цесаревич Константин о войне.- Выход импе­ратора.- Катастрофа на море.- «Трудовой день» им­ператрицы.- Ужин.- Иллюминация парка.- Смотр кадетам.- Восточная джигитовка.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st013.shtml

ГЛАВА XIII Английский коттедж.- Костюн очарован.- Наследник в роли чичероне.- Отзвуки польского восстания.- Осмотр дворца.- Рабочий кабинет Николая.- Поезд­ка в Ораниенбаум.- Резиденция Меншикова.- Судьба Петра III.- Памятники прошлого.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st014.shtml

ГЛАВА XIV Подробности петергофской катастрофы.- Ложь охра­няет престол.- Нация немых.- Масленичный эпи­зод.- Полиция выполняет свой «долг».- Кулачное право.- Правительственный террор.- Зверская рас­права на Неве.- Отсутствие протестов.- Цивилизация прикрывает варварство.- Александровская колонна.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st015.shtml

ГЛАВА XV Петербург в отсутствие государя.- Табель о рангах.- Борьба за чин.- Мечты о мировом господстве.- О характере русских.- Опасность войны.- Китайские церемонии.- Недоверие к иностранцам.- Формально­сти при отъезде за границу.- Пародии на античность.- Невские набережные.- Петербургские соборы.- Эр­митаж.- Дуэль Пушкина.- Лицемерная скорбь Нико­лая.- Ссылка Лермонтова.- Кавказ - школа для русских поэтов.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st016.shtml

ГЛАВА XVI Поездка в Шлиссельбург.- О чем нельзя говорить в России.- Кюстин боится Сибири.- Приключения Коцебу.- Дорога в Шлиссельбург.- Восковая фигур­ка.- Приходится осматривать шлюзы.- Попытка про­никнуть в крепость.- Нетерпение Кюстина.- Жертвы произвола не имеют могил.- Ужасы русских тюрем.- Званый обед у инженера.- Дамы занимают Кюстина.- Словесная перепалка.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st017.shtml

ГЛАВА XVII Прощание с Петербургом.- Догмат послушания.- Крестьянские бунты.- Внезапная задержка.- История декабриста Трубецкого.- Неугасимая ненависть Николая к декабристам.-- Письмо княгини.- Мститель­ное преследование.- «Тюремщик одной трети земного шара».- Кюстин обманывает цензуру.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st018.shtml

ГЛАВА XVIII Путешествие на почтовых.- «Русские горы».- Фельдъ­егерь Кюстина.- Избиение ямщика. - Быстрая езда.- Пророчество опытного путешественника.- Деревенское население.- Почтовые станции.- Привлекательность русских крестьянок.- Столичные феи превращаются в ведьм.- Челядь.- Высочайшая дорога.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st019.shtml

ГЛАВА XIX Вынужденные остановки в пути.- Природная грация русского народа.- Унылые песни.- Качели.- Кресть­янская сметливость.- Богобоязненность и плутовство.- Люди голубой крови.- Своеобразные понятия о чести.- Кюстин слушает панегирики рабству.- Торопливость придает вес.- Несчастный жеребенок.- Сны наяву.- Кровавое прошлое Твери.- Предательская роса.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st020.shtml

ГЛАВА XX Панорама Москвы. - Разочарование при въезде в город.- Кремль.- Жилище призраков.- Город палачей и их жертв.- Кузнецкий мост.- Уличная толпа.- Цари не жалуют бывшую резиденцию.- О железных доро­гах.- Английский клуб.- Русский философ о религиоз­ной свободе.- Гулянье у Новодевичьего монастыря. - Казаки.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st021.shtml

ГЛАВА XXI Сухарева башня.- Единообразие и педантичность.- Россия поражена скукой.- Загородная вилла.- Непос­тоянство русских.- «Первые актеры в мире».- Москов­ский «свет».- Политический протест выливается в куте­жи и дебоши.- «Шалости» москвичей.- Необычайное толкование монастырского устава.- Распущенность нравов.- Еще о крепостном праве.- Грядущая ре­волюция.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st022.shtml

ГЛАВА XXII Отъезд из Москвы.- Троице-Сергиев монастырь.- Разговор о поляках.- Любознательность фельдъегеря.- Вторая битва с клопами.- Осмотр лавры.- Роскошь церковного убранства.- «Стыдливость» монахов.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st023.shtml

ГЛАВА XXIII Ярославль.- Патриотическое тщеславие.- Грусть под личиной иронии.- Губернатор и его семья.- Француз­ский салон в Ярославле.- Преображенский монас­тырь.- Монашеское благочестие адъютанта.- Соседст­во Камчатки и Версаля.- Деревенские самодержцы.- Господство бюрократии.- О тайных обществах.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st024.shtml

ГЛАВА XXIV По дороге в Нижний.- Русские ямщики.- Небезопас­ное путешествие.- Переезд через Волгу.- Самоотрече­ние и покорность.- Сибирь.- Россия в квадрате.- Находчивость русских.- Еще о национальных напе­вах.- Трехколесный экипаж.- Сибирская дорога.- Унылые пейзажи.- Встреча с колодниками.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st025.shtml

ГЛАВА XXV Нижний Новгород.- Ярмарка.- Смесь языков и одежд.- Скопление народа.- Поиски пристанища.- Сделка состоялась.- Третья битва с клопами.- Столк­новение с фельдъегерем.- Ярмарочные здания.- Чай­ный город.- Город железа.- Персидская деревня.- Крепостные коммерсанты.- Уроки честности.- Доро­говизна. - Вспышки протеста.- Ярмарочные развле­чения.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st026.shtml

ГЛАВА XXVI Денежная реформа.- Губернатор «кротко» беседует с купцами.- Деспотическое мошенничество.- Император перестраивает Нижний.- Господа и рабы.- Отсутствие правосудия.- Шпион-телохранитель.- Фальсифика­ция истории.- Нижегородские лагеря.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st027.shtml

ГЛАВА XXVII Язвы, разъедающие империю.- Невольничество,- Кюстин вспоминает анекдоты.- Репетирующий рот­мистр.- Плачевный отъезд из Нижнего.- «А почему он болен?» - Город Владимup.- Канцелярские недра.- Опять в Москве.- Встреча государя.- Бородинские торжества.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st028.shtml

ГЛАВА XXVIII Приготовления к отъезду.- Злоключения соотечествен­ника.- Тщетные попытки освободить Пернэ.- Участие Баранта.- Рассказ Пернэ.- Московские застенки.- Беседа с Бенкендорфом.- Прощальное слово России.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/st029.shtml

Николаевская Россия
Книга маркиза де-Кюстина, известного французского путешественника и литератора, рассказывает о жизни России.
Источник:
Маркиз де-Кюстин 'Николаевская Россия' - Москва: Терра, 1990 - с.288
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000088/index.shtml

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

МИРУ НАДОЕЛИ ЕВРЕИ

Хаим Соколин



Миру надоели евреи



Миру надоели евреи
Чарльз Краутхаммер, американский публицист

Я не думаю, что на кого-нибудь клеветали
больше, чем на евреев. Две тысячи лет они
служат объектом клеветы и обвинений за всё.
Фидель Кастро, сентябрь 2010 г.

Еврейский вопрос – это ось, вокруг
которой вращается колесо истории.
Николай Бердяев, 1927 г.


Миру надоели евреи. Но при этом они ему очень нужны. Только не в качестве равноправного члена мирового сообщества и партнёра. Этот статус, как хорошо известно, принадлежит всем без исключения другим странам и народам. Но только не евреям и не Израилю. Израилю и евреям, как столь же хорошо известно, отведен другой статус – постоянно действующего раздражителя и козла отпущения. Слова Кастро, приведенные в эпиграфе, взяты из его недавнего интервью американскому журналу «Атлантик». То же самое могли бы сказать Обама, Саркози, Меркель, королева Елизавета (забыл имя её премьера), Путин и все остальные мировые лидеры, включая даже ослеплённых антисемитизмом шведов и норвежцев. Но мир услышал это признание от реликтового коммуниста, под руководством которого Куба десятилетиями автоматически голосовала в ООН за любую антиизраильскую резолюцию, зная, что это очередная «клевета и обвинение за всё». Так же, как это исправно делали все другие страны Латинской Америки, Африки, Азии и многие европейские. Кастро всегда это знал, он не вдруг прозрел. Но израильских руководителей, не привыкших к такому неожиданному отказу от лицемерия, его слова заставили расчувствоваться. «Я благодарю Вас от всего сердца» – написал ему собственноручно по-испански президент Шимон Перес. Есть в этом что-то от знакомой бытовухи, когда над беззащитной жертвой долго издеваются «всем коллективом», погрязшем в пьянстве и разбое, а потом вдруг в минуту протрезвления один из маргинальных членов коллектива великодушно заявляет: «Ладно, живи. Тебя в общем-то травили несправедливо». И жертва от всего сердца благодарит неожиданного заступника.

Мировое сообщество представляет крайне неустойчивую социально-экономическую и политическую систему. Её сотрясают большие и малые войны, революции, кризисы, взаимные претензии между странами, природные катастрофы. Всё это накапливает напряжение, чреватое взрывами с непредсказуемыми последствиями. В этих условиях народам и их лидерам требуется эффективный клапан, позволяющий время от времени снижать давление внутри системы и «стравливать пар» в безопасном направлении. Поскольку речь идёт о сообществе народов, то таким клапаном по определению может быть только некий народ. Еврейский народ и Израиль идеально подходят для такой роли. Народ малочисленный, рассеянный по многим странам, интеллектуально и общественно активный, поэтому неизбежно имеющий свою долю как в успехах, так и в неудачах при разнообразных социальных экспериментах. При этом традиционно пассивный в обеспечении собственной безопасности. Государство этого народа территориально одно из самых миниатюрных на планете, постоянно сражающееся за своё существование, но помеченное ярлыком самого агрессивного, империалистического, колонизаторского, угнетающего оккупированный палестинский народ. Дополнительным раздражающим фактором служит то, что еврейский народ имеет больше исторических прав на этот клочок земли, чем американцы, канадцы и австралийцы на территории своих государств. Больше, чем Англия на Северную Ирландию и Шотландию. Больше, чем выходцы из Испании и Португалии на территорию Южной Америки. Больше, чем Россия на Кавказ, Сибирь, Сахалин и Курильские острова. Сказанное не ставит под сомнение политическую карту мира, но лишь констатирует общеизвестные исторические факты.


Назовём, ради «игры ума» и в качестве теоретически возможной альтернативы «еврейскому раздражителю» некоторые другие народы и сообщества, действительно ответственные после 1945 года за войны, конфликты, очаги напряженности, международный терроризм, пиратство и другие проблемы современного мира. И покажем, почему они не могут заменить евреев в этой уникальной роли.

1. Агрессивный ислам, открыто сделавший ставку на всемирный джихад и демографическую экспансию в страны Запада. Осталось не так уж много времени, когда демографическая и политическая карты Европы, а затем и Америки изменятся неузнаваемо. Арабские нефтедобывающие страны не раз шантажировали мир сокращениями поставок нефти и искусственно вызывали её нехватку. Казалось бы, чем не раздражитель для мирового сообщества? Но не по зубам исламский мир дряхлой Европе, а теперь и Америке, президент которой не скрывает своих прочных мусульманских корней.

2. Даже отсталый Иран, стоящий одной ногой в средневековье, бросил дерзкий вызов Западу, будучи уверен в своей безнаказанности. Тоже неплохой раздражитель, но абсолютно нечувствительный, в отличие от Израиля, к так называемому мировому общественному мнению. А джентльмены предпочитают не связываться с хулиганом, не признающим хороших манер.

3. Россия развязала кровопролитную войну без правил в Чечне, а до этого в Афганистане. Заметим, что Афганистан не выпустил ни одной ракеты по России. Кажется, и Чечня при Дудаеве не стреляла по Ставрополю и Пятигорску. Но Россия уж определённо не может заменить Израиль в роли возмутителя мирового спокойствия. Ни ООН, ни всяким зелёным правозащитникам и в голову не придёт самоубийственная мысль проводить расследование «неадекватных действий» российской армии в Афганистане и на Кавказе, к каковому они с энтузиазмом приступили после операции «Литой свинец» в Газе. Напомним, что Советский Союз до своего развала был главным спонсором арабского террора против Израиля. Потом по иронии судьбы (а скорее всего по справедливости) мусульманский террор бумерангом ударил по России.


4. Кто там ещё остался из претендентов? Северная Корея, размахивающая атомной бомбой и потопившая среди бела дня южнокорейский военный корабль? Нельзя. Её крышует Китай. А с ним теперь шутки плохи. Сомалийские пираты? Ну, это вообще смешно. Вот если бы оказалось, что их обучает какой-нибудь свихнувшийся безработный израильский спецназовец… Тогда да! Тогда ООН и Европа заходили бы ходуном. А так, пусть себе играют в казаков-разбойников…

В средневековой Европе евреев обвиняли в отравлении колодцев и распространении чумы и холеры. И во множестве убивали за это. Именно евреев, а не французов, итальянцев, немцев. Хотя, казалось бы, почему представители коренных народов не могли тоже заниматься этим весёлым делом? Случись это в наше время, то наверняка досталось бы на орехи неэффективной израильской пропаганде, которая в очередной раз проиграла информационную войну. Читатель, наверное, думает, что я намеренно довожу ситуацию до абсурда, – со средневековым мракобесием покончено навсегда. Так ли это? Вот сейчас в России идет активное обсуждение новейшего учебного пособия по истории 1917-2009 годов, где утверждается, что переворот 1917 года был не русской революцией, а революцией «малого народа» (российский эвфемизм для евреев), которые в своих собственных интересах ввергли страну в пучину гражданской войны. Леонид Радзиховский назвал эту книжку пособием по научному антисемитизму. Поскольку гражданская война по числу жертв не уступает эпидемии чумы и холеры, то вывод напрашивается сам собой. Вместо отравления колодцев – гражданская война. Впрочем, и без отравления не обошлось. Но это потом, когда разоблачили еврейских врачей-отравителей. Добавим, что такой учебник не мог появиться без одобрения Кремля.

Вот так крутится колесо истории – ни одна страна, ни одна эпоха не могут обойтись без евреев, без этого вечного раздражителя и виновника бед и страданий (если надо, то и ретроспективно) всех неудачливых народов, начиная от средневековых европейцев, а затем в XX веке немцев, русских, палестинцев. Что бы мир делал без евреев? Кого бы ООН назначила возмутителем спокойствия, порядка и мирной жизни семьи народов? Персов, сомалийцев, курдов, цыган, папуасов, угандийских тутси и хуту? Народов много, но выбирать не из кого! Может быть рафинированно мусульманскую Аль-Каиду? Не надо так зло шутить… Это просто плохие мусульмане, не выражающие чаяний большинства своих единоверцев. А без универсального раздражителя и постоянного виновника человечество тоже не может. Это надо понимать. Даже легендарный Фидель понял под конец своей долгой революционной жизни. Поэтому никуда от этой роли нам не деться. Таково единодушное желание народов мира. Спасибо Христу и Аллаху за то, что есть евреи, будь они прокляты!

Правда, с субъективной еврейской точки зрения некоторым оправданием нашего присутствия на планете могли бы служить кое-какие дела со знаком плюс. Ну, например, вакцины от чумы и холеры Владимира Хавкина (в качестве компенсации за их распространение в средние века), или от полиомиелита Джонаса Салка. Были ещё Гертруда Элион (лекарство от лейкемии), Пол Эрлих (от сифилиса), Барух Блумберг (вакцина от гепатита Б). И бесчисленное множество других открытий и изобретений в науке и технике, которыми пользуются сотни миллионов людей, включая отдельных антисемитов. Возможно, последние делают это просто по незнанию. Ибо знай они, что доктор Салк был евреем, вряд ли позволили бы привить его вакцину своим детям. Автор понимает, что ссылка на выдающиеся достижения «этой нации» в науке и технике весьма уязвима для критики. «Ну и что, – скажут несогласные. – Ну изобрели, ну открыли… Другие, из другой нации, сделали бы не хуже». И с этим не поспоришь. Открытия и изобретения – дело случая. Может быть просто повезло… А вот Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию, принёсшую неисчислимые страдания русскому народу, могли сделать только евреи. Другой пример. Кто, кроме евреев, мог так насолить немцам, что всего за шесть лет они превратились из якобы «цивилизованного культурного народа» в племя озверевших убийц. Такие глобальные проекты по плечу только евреям. И за это надо платить – и в прошлом, и в настоящем. Платили по максимуму, торговаться не приходилось.


Главный счёт был предъявлен обиженным немецким народом, к которому с радостным поросячьим визгом присоединились украинцы, поляки, румыны, венгры и всякая европейская мелочёвка (хорваты, словаки, литовцы, латыши, эстонцы). Совместными усилиями соорудили проект века под названием «Окончательное решение», ставший известным после войны как Холокост. Справедливости ради следует сказать, что фактически это был совместный Евро-Американский проект. Хотя Швейцария, Англия, США и Канада не афишировали своё участие в нём, но политика их правительств не оставляет сомнений в том, что они наблюдали за происходящим в оккупированной Европе с интересом и даже благосклонным вниманием. После войны, чтобы вклеить хотя бы одну светлую страничку в уже свёрстанную чёрную книгу уничтожения европейского еврейства, была придумана красивая «сказка Андерсена» о том, как благородная Дания спасала своих евреев. Но опубликованное недавно исследование Питера Нанстада, профессора политологии копенгагенского университета Аурус, разрушило эту единственную европейскую легенду. Король, вопреки сказке, не вышел на улицу с желтой звездой на груди и не делал никаких заявлений в знак солидарности с евреями (его связывали с немцами «особые отношения»), а датские рыбаки переправляли их в Швецию не бескорыстно, а за огромные деньги. Согласно установленной таксе, цена доходила до 100 тысяч долларов и больше (в совремённом исчислении) за двух человек. Большинство не имели таких денег и расплачивались со своими спасителями по долговым распискам спустя многие годы после войны, иногда до конца жизни. Нанстад заключает: «В конечном счёте, мы не лучше и не хуже других народов».


Сейчас, после ознакомления с подлинными фактами и документами, можно с уверенностью утверждать, что политика союзников в еврейском вопросе состояла в том, чтобы не мешать Германии выполнять грязную работу. Сначала ей дали понять «на языке жестов», что «свободный мир» не очень озабочен судьбой немецких евреев (1938 г – Эвианская конференция; 1939 г – история теплохода «Сент-Луис» и отклонение конгрессом США законопроекта, разрешающего въезд из Германии двадцати тысячам еврейских детей в возрасте до 14 лет). Затем, уже во время войны упорный отказ Черчилля и Рузвельта бомбить узловые станции и подъездные пути к лагерям смерти. Не было сделано ни одного веского предупреждения правительству Германии и немецкому народу об ответственности за преступления после войны. Информация о масштабах уничтожения евреев скрывалась под предлогом невозможности её достоверного подтверждения, что было заведомой ложью. Опрос, проведённый в 1942 году в США показал, что на одного американца, считающего немцев главной угрозой для страны, приходятся четверо, считающих таковой евреев. Рузвельт не мог не учитывать настроений своего электората. Короче говоря, у союзников были если не руки в еврейской крови, то рыло в пуху…

После войны последовал краткий период «всеобщего ужаса и содрогания» от сделанного немцами. Уцелевших евреев на какое-то время оставили в покое от «постоянной клеветы и обвинений» (по Кастро) и даже позволили создать своё крошечное государство. Но очень скоро «мировое сообщество» осознало свою ошибку. Первым пришёл в себя Советский Союз, понявший, что Израиль не намерен превращаться в его плацдарм на Ближнем Востоке. С этого момента ближневосточная политика Сталина и его преемников превратилась в оголтелую антиизраильскую, направленную на уничтожение молодого государства руками арабов, а в 1968 году планировалась и самостоятельная ракетная атомная атака с подводной лодки. Планы кремлёвской банды были сорваны неожиданными событиями в Чехословакии. Всё это сопровождалось разжиганием небывалого за всю историю России антисемитизма. Сталин, этот невежественный и кровожадный вождь огромного многострадального народа, готовил его к завершению в пределах своей империи дела, начатого Гитлером. Только смерть Вождя и Учителя помешала осуществлению этого плана. Несколько позже к выводу о нежелательности существования сильного Израиля пришли и страны так называемого «свободного мира». Хотя по форме их действия отличались от грубой политики Советской империи, но цель была та же. Наиболее открыто это проявилось накануне Шестидневной войны, когда Израиль был полностью окружен армиями нескольких арабских стран, намного превосходивших израильскую в живой силе и технике, а Насер и другие арабские лидеры открыто заявляли о намерении тотального уничтожения «сионистского образования». В этот судьбоносный для Израиля момент мир хранил зловещее молчание, предвкушая трагическую развязку. Морские державы не выполнили своего обязательства по обеспечению свободы судоходства в Тиранском проливе, а Франция пыталась связать Израилю руки, заклиная его «не стрелять первым». После израильской победы де Голль не мог скрыть своего раздражения и объявил эмбарго на поставку стране оружия и запчастей. Следующая общеевропейская попытка покончить с Израилем, на этот раз хорошо скоординированная, была предпринята в разгар Войны Судного дня (1973 г), когда армия истекала кровью и остро нуждалась в поставках американского оружия, без которого выстоять было трудно. В те дни все европейские «демократические» (!) страны, без единого исключения, отвергли просьбу президента Никсона и запретили промежуточную посадку на своей территории американских транспортных самолётов с оружием для Израиля. Положение спасла тогда ещё «тоталитарная» (!) Португалия, которая предоставила американцам аэродром на Азорских островах. Это в очередной раз смешало европейские карты и разрушило «европейскую мечту».

С тех пор мир избрал другую тактику. Начались непрекращающиеся до наших дней попытки делегитимации и изоляции Израиля. Сейчас эти попытки достигли небывалых масштабов и превратились в кампанию патологической клеветы и ненависти со стороны левых, правых, зелёных и всего остального европейского политического и социального спектра. Лидируют как традиционно антисемитские страны, так и новые, неожиданно ощутившие вкус к этому делу, хотя евреев в них живёт очень мало (Швеция, Норвегия, Испания). Показательно свидетельство израильского дипломата Цви Майзеля в недавнем интервью журналисту Александру Майстровому: «Нигде я не встречал такой ненависти к Израилю, как у шведских зелёных». Далее он говорит: «Европейцы знают, что ведут дело к уничтожению Израиля и согласны с этим». Возникает вопрос: «Для чего им это нужно?» Единственный возможный ответ заключается в том, чтобы вернуть положение дел с евреями к прежней удобной ситуации, когда была еврейская диаспора и не было Израиля. В те благословенные времена каждая страна могла делать со своими евреями всё, что ей нужно в соответствии с требованиями «текущего политического момента» – организовать дело Дрейфуса, дело Бейлиса, дело врачей-убийц, начать борьбу за чистоту расы, обвинить евреев в экономических и социальных трудностях, да мало ли ещё в чём евреи могли пригодиться (даже, если очень приспичит, в ритуальном убийстве где-нибудь в глухой деревушке). «Протоколы сионских мудрецов» никто не отменял, а там полный набор преступлений против человечества. Но существование Израиля сильно затрудняет, а иногда и вовсе исключает такие вольные игры на природе. Если кто-то упрекнёт автора в возрождении химер далёкого прошлого, то достаточно посмотреть, в чем нас обвиняют ближайшие и отдалённые соседи. Диапазон обширный – от разбрасывания в Газе с вертолётов отравленных шоколадок и вырезания органов израильскими врачами у жертв землетрясения на Гаити до уничтожения башен-близнецов в Нью-Йорке. Ну, а насчёт фабрикации Холокоста можно послушать не только полоумного перса, но и так называемых «историков-ревизионистов» (Дэвид Ирвинг и ему подобные). Таким образом, предлагаемый ответ на вопрос «Для чего им это нужно?» вроде бы не содержит внутренних противоречий и кажется логичным. Если только не считать одного важного фактора: сейчас никто уже не сомневается, что полная исламизация Европы – это лишь вопрос времени. Согласно официальным правительственным прогнозам, при сохранении нынешнего демографического тренда, Франция станет исламской республикой в 2049, Германия – в 2050 году. Приведу опять слова Цви Майзеля: «Один итальянский политик сказал мне недавно: "Европа смирилась со своей участью. Она не хочет бороться с террором и не пытается остановить волну исламизации, которая вот-вот затопит её. Вы предоставлены сами себе, мой друг"». В свете этого решающего обстоятельства мои рассуждения о причинах, по которым Европа может желать ликвидации Израиля, становятся несколько спорными (даже странными). Казалось бы, какое ей должно быть дело до Израиля, если сами европейцы в собственных странах в весьма обозримом будущем могут стать национальным меньшинством и превратиться в этом отношении «в новых евреев»? Такова будет учесть тех, кто не пожелает носить чадру и стоять раком на улицах Парижа, Лондона, Берлина и других городов будущих европейских халифатов. Но здесь вступает в действие другой важный фактор – инерционность мышления. Никто не хочет думать о завтрашнем дне, даже если огненную надпись на стене не замечать уже невозможно, а недвусмысленных предупреждений европейских имамов более чем достаточно. Поэтому европейцы предпочитают оставаться в плену прежних привычных стереотипов: всё зло от евреев; борьба с ними – главная задача истинных либералов, левых, правых, демократов, анархистов, антиглобалистов, защитников окружающей среды, защитников редких животных, птиц и бабочек (пусть простят те, кого забыл). Везувий уже выбросил своё знаменитое древообразное облако, описанное Плинием младшим, а Помпея продолжает жить своей обычной жизнью. Завтра – «Последний день Помпеи».


В свете этой ситуации и такой перспективы не имеет никакого значения, что Израиль будет или не будет делать. Он может вернуться к границам 1967 года, отдать Восточный Иерусалим (а Сирии Голанские высоты), принять палестинских беженцев. Это не снизит ни на йоту накал антисемитизма в Европе и усилий по его дальнейшей изоляции и делегитимации. И разумеется не принесёт мира на Ближний Восток. Но стратегические позиции Израиля будут ослаблены настолько, что выживание его станет проблематичным. Результат будет точно таким же, если страна не пойдёт ни на какие уступки. Но в этом случае её обороноспособность останется на приемлемом уровне.

И ещё один вывод можно сделать из всего этого. Также не имеет никакого значения, какие усилия будет (или не будет) предпринимать Израиль в области пропаганды, информационной войны и разъяснения своей позиции. Обращаться не к кому. Потенциальные оппоненты необратимо зомбированы и не желают слушать никаких доводов. Опять сошлюсь на Цви Майзеля: «Израильские дипломаты в беседах с европейцами постоянно взывают к здравому смыслу и политической целесообразности. Подчёркивают, что Израиль – единственное демократическое государство, дружественное европейцам на Ближнем Востоке. Призывают к пониманию наших проблем. Все аргументы проваливаются в пустоту. Нас отказываются слушать и слышать». Пройдёт время, и мнение европейцев уже не будет иметь значения. Их заменят мусульмане, мнение которых хорошо известно, и разговаривать с которыми будет бесполезно.


Такова политическая и стратегическая реальность. Так видится положение дел рядовому гражданину, живущему в Иерусалиме. Я не располагаю секретными документами, не знаю, что происходит в ближневосточных, европейских и американских коридорах власти, вообще мало что знаю в этом отношении. Но я знаю еврейскую и арабскую историю. Хорошо знаю европейскую историю прошлого века, изобилующую предательствами, фатальными ошибками, маниями величия государств, которые давно уже стали второразрядными и даже ничтожными в моральном отношении. Наблюдал с близкого расстояния развал Советской империи. Пристально слежу за удивительным, но вполне предсказуемым перерождением Америки. Всё это в совокупности даёт огромную информацию для размышлений и позволяет сделать обоснованный вывод относительно Израиля.

Положение Израиля лучше, чем Европы. В недалёком будущем он останется единственным немусульманским государством в огромном регионе, охватывающем Европу, Россию и Ближний Восток. Чтобы выстоять, ему необходимо следующее: 1. Никаких территориальных уступок, 2. Консолидировать поселения в Иудее и Самарии, 3. Решить проблему израильских арабов, 4. Развивать и создавать принципиально новые эффективные виды оружия – ядерное, лазерное, психотропное, кибер и т. п. Что касается внешней пропаганды и «разъяснения своей позиции», то на них не следует возлагать никаких надежд, а следовательно тратить деньги и людские ресурсы. У Израиля нет слушателей и нет собеседников. Так же, как их не было у Чехословакии в 1938 году.


Сильный Израиль сможет выстоять, как неприступный остров в исламском море, и дождаться Новой Европейской Реконкисты. Она неизбежна, ибо в истории «всё возвращается на круги своя». Долго ли придётся ждать? Судите сами. Как было отмечено, первые крупные государства Европы (Германия и Франция) перейдут под власть ислама в середине века. Ещё лет двадцать, возможно меньше, потребуется для исламизации остальной Европы. Это подводит нас к 2070 году. Реконкиста в VIII веке началась уже через восемь лет после завоевания арабами Пиренейского полуострова. Начало следующего отвоевания Европы не заставит себя ждать дольше. Изменится и роль евреев в этом «проекте». Если в VIII веке они были союзниками арабов, то в XXI веке будут их противниками. Кто знает, возможно, это станет решающим фактором… Как бы то ни было, примерно в 2080 году начнётся Новая Реконкиста. Всего лишь семьдесят лет от наших дней. Ничтожный срок в еврейской истории. Лехаим!

Октябрь, 2010 г
http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer11/Sokolin1.php
+Комментарии

Спасибо за наводку leon_orr

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!