?

Log in

No account? Create an account

September 12th, 2010

Спедующий - китайский

http://www.apsny.ge/2010/pol/1284261077.php

Владеющие английским педагоги и полицейские получат надбавки к зарплатам

Владеющим английским языком педагогам и сотрудникам полиции будут выдавать надбавку к зарплате в размере 200 лари. Об этом заявил сегодня президент Грузии на выездном заседании правительства.

По словам Саакашвили, этим будет поощрено обучение английскому. Президент считает, что изучение английского является вопросом спасения и усиления страны.

«Максимум через три года в Грузию приедут более 5 миллионов туристов. Мы должны быть страной, которая будет говорить по-английски. Должны помнить, что на нашем языке в мире кром енас никто не разговаривает. Чтобы мир нас услышал, мы должны знать английский. Это вопрос спасения и усиления страны. Моя бабушка Мзия так выучила за последние два года английский, что говорила с американцем. Когда был здесь Буш, тогда она не владела английским и не смогла с ним поговорить», - заявил Михаил Саакашвили.

http://shimerli.livejournal.com/451016.html

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Адам Михник рассказал «Новой» об участии в заседаниях клуба «Валдай» и реакции премьера на вопрос о Ходорковском

В годы проживания в социалистическом лагере Адам Михник называл себя антисоветским русофилом. А Бродский говорил, что Адам — типичный русский интеллигент, но говорящий по-польски. Михник бывает в Москве довольно часто. То как главный редактор «Газеты Выборчей», то как известный общественный деятель и заядлый полемист, а то и просто так. На этот раз его привели в Россию сразу два приглашения — на Валдайский клуб и на Мировой политический форум в Ярославле. Впечатлениями от «валдайских» встреч Адам поделился с «Новой газетой».

— Как ты стал участником заседаний клуба «Валдай»?

— Мне позвонил Сергей Караганов (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, один из соорганизаторов Валдайского клуба. — Прим. ред.) и спросил, не приеду ли я в этом году на Валдайский клуб. Я всегда считал, что если приглашают в Россию, то обязательно надо ехать. Смотреть, выслушивать, дискутировать, убеждать. Ведь это одна из важнейших стран на свете. Однако мой приезд на этот раз обеспокоил некоторых моих московских друзей и знакомых.

— Не варшавских?

— Нет-нет, именно московских. Вроде бы участвуя в заседаниях этого клуба, я легитимизирую режим Путина. Это вытекает из представления, что Валдайский клуб — это такой цирк, организованный, чтобы улучшать представление западных и прочих зарубежных интеллектуалов о российской власти. А тот, кто в нем участвует, — это кто-то вроде Фейхтвангера, посетившего СССР и написавшего книжку «Москва. 1937 год». Но Фейхтвангер лгал о московских процессах, а я ничего похожего делать не собираюсь. Да и сравнивать Москву периода московских процессов с тем, что происходит сегодня в России, — это нонсенс. Другая страна, другая ситуация. Моей задачей никогда не было легитимизировать какой-либо режим — только слушать и высказывать свое мнение. Что, собственно, я и сделал. Конечно, приглашение на это действо стало для меня неожиданностью, но отказаться от приглашения было бы просто абсурдом. Если я в Польше разговариваю с какими-то нашими министрами, то это совершенно не означает, что я с ними согласен и что я легитимизирую их власть. Я считаю, что, кроме исключительных ситуаций, нельзя полностью отказываться от диалога с властью. В принципе диалог, дискуссия — это один из принципов и инструментов демократии. Другое дело, что некоторые после таких встреч начинают рассказывать на Западе, что у вас в стране все в порядке. Я этого никогда не делал и делать не собираюсь.

Все сказанное не отменяет того факта, что, конечно, встреча с Путиным в понедельник в Сочи была настоящим спектаклем.

— Как вы там оказались? Ведь после Санкт-Петербурга и плавания на теплоходе «Кронштадт» вы вернулись в Москву.

— Мы четыре дня плавали на теплоходе, встречались с г-жой Матвиенко в Санкт-Петербурге, затем в Москве с министром Лавровым, а потом нас посадили на правительственный самолет во «Внуково-2» и отправили в Сочи. Встреча проходила в шикарной резиденции, представляющей собой смесь византийского стиля и соцреализма. Примерно час мы ждали Путина, причем ожидание скрашивало большое количество различных сортов вина, виски, водки, коньяка и других напитков. Потом мы расселись в большом зале за круглым столом, и вошел премьер. В прекрасной форме, общительный, сыплющий шутками. Все это, как я уже сказал, производило впечатление хорошо поставленного спектакля. Когда все закончилось, я понял, что в ходе поездки я увидел две России, две разные страны. То, что я услышал во время дискуссий на теплоходе, то, что говорили Алексашенко, Кирилл Рогов, Андрей Зубов, Рыжков, Иноземцев, было фантастически интересно! Это была захватывающая дискуссия. Я знал, что в России много людей, способных блестяще мыслить, но чтобы столько! А потом мы встретились с г-жой Матвиенко. И тут мне показалось, что я вернулся во времена 25-летней давности: это был классический стиль польского аппаратчика времен социализма.

— О чем удалось спросить Путина?

— Я процитировал Медведева о том, что в России царствует правовой нигилизм. И в этом контексте задал два вопроса. Сначала о Химках. Потому что мне удалось до этого встретиться с Евгенией Чириковой, от нее я узнал подробности всей этой истории, потом прочитал статью Лужкова, и мне хотелось услышать, что обо всем этом думает российский премьер. И второй вопрос Путину: не будет ли признаком преодоления «правового нигилизма» освобождение Ходорковского? Меня поразило, как сразу изменилось его лицо. Со страстью он начал говорить: «Шеф его охраны убивал людей! Разве он мог не знать этого! У него кровь на руках!». До этого он был в прекрасной форме, расслабленный, остроумный. А тут сразу стал очень жестким, и в то же время проявил глубокие эмоции: тема его очень задела лично. Почему я спросил его об этом? Потому что считаю, что если говорится о модернизации, о сотрудничестве во имя модернизации, то здесь очень важен вопрос о доверии. Когда в мире возникло доверие к Горбачеву? Когда он позвонил в Горький Сахарову. Всем тогда стало понятно, что все это всерьез, что это не просто разговоры о перестройке. Я думаю, что сейчас доверие к российской власти зависит от судьбы Ходорковского.

А после меня вопрос Путину задал журналист газеты «Монд» Петр Смоляр. Он сказал: «Вы, г-н премьер, говорите о конституционном порядке. В России есть такой регион, где существует порядок более высокого ранга, нежели конституционный, — закон шариата». «Что вы имеете в виду?» — спросил Путин. «Чечню, Кадырова», — пояснил Смоляр. И дальше Путин отвечал очень странно: мол, если речь идет о Чечне, то там все в порядке, каждый мусульманин, если речь идет о духовной жизни, руководствуется Кораном, если о повседневной жизни, о законе — то Конституцией. Да нет, говорит Смоляр, речь идет о законах шариата, они там важнее Конституции. А Путин опять о Коране…

И еще один вопрос — о «дубинах по башке». Он отвечал на него так, как это делал Урбан (представитель правительства по печати времен военного положения в Польше. — Прим. ред.) на своих пресс-конференциях. Что-то типа: «О чем мы здесь говорим? На несанкционированную демонстрацию вышли? Вышли. Милицию провоцировали? Провоцировали. Ну, получили по голове. А что, в Лондоне иначе? В Париже иначе?» Я был поражен тем, что никто из советников не объяснил ему, что на таком языке говорить нельзя, что это язык татарского хана, а не политика ХХI века.

Очень занятная была концовка встречи. Последний вопрос задала г-жа Нарочницкая: «Владимир Владимирович, откуда у вас такая сила, чтобы держаться, выдерживать такие нагрузки? И откуда в русском народе такая сила?» «О, это серьезный философский вопрос, — ответил Путин. — Надо верить в Россию…»

— Как ты думаешь, для чего все-таки российским руководителям нужны такие встречи?

— Первоначально, наверное, чтобы улучшить имидж российской власти перед лицом западной общественности, выйти из определенной изоляции. Но потом, как это часто бывает в России, это вышло из-под контроля, зажило самостоятельной жизнью. Когда я слушал дискуссию на теплоходе, я просто завидовал: в Польше сегодня нет дискуссий на таком высоком интеллектуальном уровне, таких безупречно точных, и в то же время без демагогии. Дискуссий, в которых участвуют такие умные, смелые люди, которые умеют разговаривать и слушать друг друга. Жизнь очень многое меняет и многому учит. Я уже говорил о том, что имел счастье познакомиться с Женей Чириковой. Когда я говорил с ней, то понял, что это уже дитя новой России. Она уже не помнит Брежнева, Черненко. Она выросла в других реалиях, читала другие книжки. Такая Россия, которую она представляет, заслуживает самого высокого уважения.

— Чирикова — это человек, который не собирался заниматься политикой, она просто хочет чистого воздуха для своих детей. Такие, как она — это классический вариант людей гражданского действия, без которого у нас ничто всерьез не изменится.

— Ни у вас, ни где-либо еще. Есть два пути: либо гражданская война, либо гражданское общество. И ничего иного не придумаешь.

— Что тебя больше всего удивило во время встречи с Путиным?

— То, что он подверг сомнению сами основы функционирования демократии, делая при этом вид, что он этого не делает. При Брежневе говорили, что у нас и у Запада разные системы ценности. Для Запада главное — это «так называемые» права человека, «буржуазные ценности», а для СССР, для социализма — право на труд, на образование и другие социальные права. А Путин говорит, что в России все то же, что на Западе, и наоборот. В том числе и «дубинкой по голове», которой полиция охаживает и в Париже, и в Лондоне. А в ответ на вопрос, когда Ленина вынесут из мавзолея, он, в свою очередь, спросил задавшего вопрос, откуда он. «Из Великобритании», — ответил тот. «А у вас в Лондоне еще стоит памятник Кромвелю?» — спросил премьер России.

Беседовал
Андрей Липский

Комментарии:
полностью здесь
http://www.novayagazeta.ru/data/2010/100/05.html
---------
Причем, с треском провалившимся спектаклем. Помните как в начале президентства Путина журналисты задавали ему вопрос: "Кто вы есть мистер Путин?" Теперь таких обращений к нему уже никто не делает, ибо все прекрасно понимают, что имеют дело с диктатором, средевиковым ханом средней руки, да он и сам уже не пытается выглядеть приличнее. а все чаще, на таких вот встречах, обнаруживает свое истинное, неприглядное лицо.
-----------
-обнаруживает своё истинное,неприглядное лицо"- Завербованного "бомбилы" с Курского вокзала. В.В.Путин,- огромная ошибка Березовского и иже с ним.
-------------
Re: еще стоит памятник Кромвелю
В 1661 году, после Реставрации, роялисты извлекли набальзамированное тело Кромвеля из Вестминстерского аббатства и повесили его на виселице для уголовников в Тайберне, а затем сожгли и смешали с прахом, голову же воткнули на кол в Вестминстере, где она оставалась до конца правления Карла II. А у сына хватило ума вовремя уйти!
------------
путин обнаглел окончательно. Он считает себя наравне с Рузвельтом. Из его высказываний так и прёт закомплексованный мент, но с огромными амбициями и самолюбованием. Так и ведёт страну к окончательному развалу.
-----------
А кто такой Путин?
А кто такой Путин? Так, мелкое чмо чиновное с выражением морды душителя курей, в эпоxу ДДТ и Шевчука.
----------
Путин особо опасен для России
Совершенно не видит реалий.
Как все люди маленького роста,страдает комплексом неполноценности.Потому,постоянно самоутверждается .
Отсюда следует Грузия,Белоруссия и.т.п.
Гаагскому суду его бы выдать..........................

--------------------

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
10.09.2010 г

http://rutube.ru/tracks/3570416.html?v=3fb23c1fcde625ab47265774379c33ec

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги; Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока; Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов, главный редактор интернет-газеты Mideast.Ru.
Эфир ведет – Тихон Дзядко.

Т.ДЗЯДКО: Но прежде мне хотелось бы запустить голосование.
Голосование пошло и мне хотелось бы задать этот вопрос гостям.
Израиль, Палестина или, может быть, какая-то третья сила, которая несет ответственность в большей степени? Кто начнет?

Е.САТАНОВСКИЙ: Ну, вы знаете, сегодня, пожалуй, мы говорим об Иране как о главном возмутителе спокойствия на Ближнем Востоке. Вопрос вообще неадекватен, потому что, ну, Израиль и Палестина к ближневосточным проблемам, к миру на большом Ближнем Востоке или даже только на арабском Ближнем Востоке имеют весьма косвенное отношение. Ну, в конце концов, во все время конфликта между всеми арабскими странами и Израилем погибло 22-24, смотря какие теракты считать последних лет, тысячи евреев и около 40 с небольшим тысяч арабов. Все войны и конфликты, которые тоже за то же послевоенное время там же произошли, унесли порядка 40 миллионов жизней. По беженцам – ну, о чем мы говорим? Там было полмиллиона палестинских беженцев, которых начали считать, просто каждое поколение довели до 5 миллионов в отличие от всех остальных беженцев планеты. В Ираке 4 миллиона беженцев и перемещенных лиц, в Пакистане одна только операция в долине Сват 2,5 миллиона беженцев. Я уже молчу о Судане, Алжире. Ну, о чем мы говорим, на самом деле?

Но сегодня, конечно, Иран. Иран, идущий к ядерной бомбе, Иран, который требует уничтожить Израиль и приближает огромный конфликт, может быть, масштаба размером со Вторую мировую войну. Иран, в рамках действий которого шиитский пояс буквально взрывается, Иран, который успешно победил Саудовскую Аравию на поле борьбы за радикальные умы исламского мира.

Т.ДЗЯДКО: Ну, то есть на сегодня Иран – такое, абсолютное зло?
Read more...Collapse )

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Tags:

Речь Геерта Вильдерса на демонстрации против строительства мечети на Ground Zero 11 сентября 2010 г.
[info]pavel_slob

Друзья мои, я прошу чтобы вы помолчали десять секунд, чтобы вы прислушались, и вы услышите звуки жизни крупнейшего города на Земле...
Нет места в мире, нет места в человеческой истории, такой же разнообразной, яркой и динамичной, как Нью-Йорк. Вы слышите автомобили. Слышите людей, вы слышите, как они спешат по своим делам в различных направлениях, вы слышите, как этот город работает и дышит. Так было всегда, так должно быть. Всегда.
А теперь закройте глаза... Это прекрасный день... Но закройте глаза. Таким же прекрасным днем было 11 сентября 2001 года. И вспомните, постарайтесь вспомнить, что происходило тогда, в тот день, те звуки, , представьте себе, что происходило на этом месте тогда, в тот день, девять лет назад... Звук удара, звук разрушения, звук паники, звук боли и отчаяния... Звуки террора...
Разве Нью-Йорк это заслужил? Разве это заслужила Америка? Разве этого заслужила наша Западная Цивилизация?
Чтобы вы сказали тем, кто утверждает обратное? Кто утверждает, что мы все это заслужили?
А ведь даже в этом городе есть такие, кто так думает.... И они зляться от того, что мы здесь собрались, они недовольны тем, что мы выступаем против строительства мечети...
Друзья мои, я прилетел с другой стороны Атлантики, чтобы разделить то горе, которое испытываете вы, семьи погибших, в связи с трагической гибелью американцев 9 лет назад....




Но наши сердца не были сломлены, как сердца тех, кто пережил эту трагедию. Многие родственники погибших сейчас здесь, среди нас и я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы выразить свои глубочайшие и самые искренние соболезнования им, жителям Нью Йорка, всем гражданам Америки.
Я горд тем, что я, голландец из Европы, нахожусь среди вас....
И я не могу забыть те трагические дни. Как их можно забыть? Позвольте напомнить вам слова из песни, посвященной этой трагической дате:

Разве вы забыли, что почувствовали в тот день?
Увидев свою родину под огнем..
Разве вы забыли, когда эти башни упали?
Среди нас еще есть те, кто прошел через этот ад...

И мы имеем только один ответ: Нет, мы не можем забыть того, что произошло 9/11, и мы собрались здесь, потому что мы не забыли, мы не забыли о том, когда армия джихада напала на Нью-Йорк, мы помним о том, что они напали на весь мир. Среди погибших были люди из 55 стран, многих религий, различных убеждений.

Не было больше места на нашей Земле где сконцентрировались и переплелись столько культур, традиций, интересов, религий из разных стран, как в Нью-Йорке и Башни-Близнецы были символом этого города.
Именно поэтому удар армии джихада был направлен в самое сердце города. Это было оскорбление для всех свободолюбивых людей, для тех, кто не хочет, чтобы нам были навязаны правила и законы шариата. Но Нью-Йорк и шариат несовместимы. Нью-Йорк это город свободы, открытости и веротерпимости. И по другому быть не может. Этот город открыт для всего мира, и если предположить, что этот город изменится, он станет нетерпимым, то он будет похож на Мекку в прямом и переносном смысле слова. Он будет городом без свободы. Вне зависимости от вашей религии, убеждений или пола, Нью-Йорк перестанет быть вашим домом...
В Мекке, если вы не мусульманин, если ваше религия не ислам, вы никому не нужны..
А имам Фейсал Рауф претендует на то, чтобы поставить мечеть на этом священном для нас месте.
Но друзья, мы с вами ничего не забыли. Именно поэтому мы здесь.
Мы здесь, и с нами дух отцов-основателей, с нами дух свободы. Когда то, президент Авраам Линкольн сказал: «Кто отрицает свободу для других, тот не заслуживает ее для себя». Эти слова являются ключевыми для нас. Терпимость имеет решающее значение для нашей свободы, но в то же время нуждается в защите. Мэр Блумберг использует терпимость в качестве аргумента, для того чтобы имам Рауф смог построить здесь мечеть... Мэр Блумберг однако забывает, что открытость не значит вседозволенность, толерантность общества не означает, что оно должно себя убивать ради счастья другого...
Толерантное общество, такое, как Нью-Йорк должно защищать себя от сил тьмы и варварства, ненависти и невежества. Оно не может терпеть нетерпимость и выжить..
Это означает, что мы не имеем права давать свободу действий тем, кто хотел бы нас подчинить, загнать в жесткие рамки законов шариата. Подавляющее большинство американцев выступает против строительства мечети. И такое же подавляющее большинство поддерживает американцев во всем неисламском мире.
Потому что мы все понимаем, что здесь поставлено на карту. Мы знаем, что эта, так называемая мечеть Кордовы, на самом деле означает, но имам Рауф заявляет, что американское светское общество и шариат основаны на одних и тех же принципах...




Он отказывается осудить террористов и говорит, что «это очень сложный вопрос», он говорит, что «Америка является соучастником преступления, которое произошло 9/11», он говорит о том, что терроризм прекратится только тогда, «когда Запад признает тот вред, который нанес мусульманам...».
Вот почему этот человек не должен здесь играть в свои игры, на Манхеттене. Потому что в тот день подверглась нападению не только Америка, но все мы, люди Западной Цивилизации, Это мусульмане нанесли нам оскорбление и вред...
Американцы не хотят , чтобы здесь стояла мечеть, они понимают, что это провокация и унижение. Где даже в самом названии кроется победа ислама над неверными...
Нет недостатка мечетей в Нью-Йорке. Существуют десятки зданий, в которых мусульмане могут молиться. Нет никакой речи о том, что мусульманам негде молиться. Речь о другом, о символическом значении этого строительства. Мы пришедшие сюда возражаем против этого строительства, потому что заказчики этого проекта, богатейшие спонсоры не предложили построить центр по содействию толерантности и межконфессиональному взаимопониманию, когда это действительно необходимо И на память приходит Мекка в которую немусульманину вход категорически запрещен, я уже не говорю о строительстве там церквей, синагог, храмов и общественных центров.
Простые американцы против этого проекта потому, что не только на него расходуются десятки миллионов долларов,, так же в Европе, но в Саудовской Аравии не разрешено поставить ни одной церкви, ни одной синагоги, потому что евреям запрещается подниматься на Храмовую Гору в Иерусалиме и молиться там. Копты, исповедующие христианство, подвергаются преследованиям в Египте.
Вот поэтому, все, что происходит в Нью-Йорке надо рассматривать все в целом, вместе с тем, что происходит в других точках планеты.
И трагические события произошедшие здесь девять лет назад оказали огромное влияние на весь мир, разделили его на «до» и «после». Большинство людей в мире поддерживают вас, но есть те кто этого не сделал.
Девять лет назад, когда известия о чудовищном злодеянии достигли Европы мусульманская молодежь танцевала на улицах. По данным опросов 2/3 мусульман иммигрировавших в Нидерланды частично или полностью поддерживают теракт 11 сентября. Если мечеть все же будет построена здесь, то такие люди будут торжествовать победу. Но разве мы можем предать тех, кто погиб здесь 9 лет назад?

Ради них мы не можем мириться с мечетью, ради них мы твердо и ясно говорим: «Нет мечети здесь!». Ради них мы должны сделать все, чтобы Нью-Йорк не превратился в Мекку...
Но мы так же должны высказать свою благодарность тем, кто стоял и стоит на защите наших ценностей, кто погиб в Пенсильвании, при атаке на Пентагон, тем, кто рисковал и рискует ради нас...
Друзья! В честь тех кто погиб, членов семей погибших, слова Рональда Рейгана, произнесенные им в сороковую годовщину высадки в Нормандии, приобретают новый смысл:
«Мы всегда будем помнить, мы всегда будем гордиться, Мы всегда готовы на все, чтобы быть свободными». И мы тоже всегда будем помнить о жертвах 11 сентября, мы так же всегда будем гордиться, всегда будем защищать нашу свободу, демократию и человеческое достоинство. Во имя свободы не допустим здесь строительство мечети!

(вольный первод мой.)
Источник
http://www.geertwilders.nl/

Видео выступления:




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ
16.08.2010
Президент США Барак Обама вмешался, но неудачно, в спор по поводу строительства мечети в Нью-Йорке, рядом с Ground Zero – места, где находились башни-близнецы Всемирного Торгового центра, разрушенные в результате теракта 11 сентября 2001 года .

О скандале, разразившемся в Нью-Йорке по поводу проекта строительства мечети в непосредственной близости от Ground Zero, «Республика» уже рассказывала своим читателям в материале «Исламская мечеть как символ примирения». Несмотря на то, что до начала работ еще очень далеко и инициативная группа еще только приступила к сбору необходимых для возведения исламского центра средств, сама возможность постройки мечети рядом с местом, где погибли тысячи жертв исламских террористов, возмущает многих американцев. Сторонники же утверждают, что идея эта сама по себе просто прекрасна: новая мечеть станет символом примирения мусульман и христиан, а также продемонстрирует всем, что настоящий ислам есть религия мира и согласия, а вовсе не ненависти и террора.

Веское слово президента

Свое мнение по проекту строительства «мечети Кордоба» успели высказать многие знаменитые и влиятельные люди как в Нью-Йорке, так и во всей Америке. Приводились мнения «за» и «против», но особого влияния на предмет полемики никто из них не оказал. В минувшую пятницу в этот спор впервые вмешался сам президент США Барак Обама. Он напомнил, что Конституцией страны гарантирована свобода вероисповедания, а раз так — мусульмане имеют право строить свою мечеть где пожелают — лишь бы не нарушали законы. Это заявление вызвало ожесточенный огонь критики, Обаму обвиняют в равнодушии, в попытках завоевать дешевую популярность и даже в том, что ему наплевать как на жертв теракта «9/11», так и на Америку в целом.

Долгие недели Барак Обама вообще не вмешивался в разгорающийся спор. Это настоятельно рекомендовали советники, так как с точки зрения паблисити любое вмешательство было бы проигрышным. Непонятно, что именно побудило президента прервать молчание, но советники оказались правы — своим вмешательством Обама лишь повредил собственному имиджу. На обеде, устроенном в Белом доме в честь начала Рамадана (что само по себе выглядит достаточно странно, ведь Рамадан — это время поста для мусульман, какой уж тут обед?), он заявил буквально следующее:

«Я понимаю, что этот вопрос вызывает бурю эмоций. Ground Zero — святое место скорби по погибшим. Но как гражданин и как президент я верю, что мусульмане так же, как все другие в этой стране, имеют право на свободное отправление своей религии». Это право подразумевает также возможность, подчеркнул президент, построить мечеть в центре Манхэттена, если при этом будут соблюдены все законы и установления. «Таково было желание отцов-основателей Соединенных Штатов, — считает Обама. — Это Америка, и наша приверженность принципу свободы вероисповедания должна оставаться незыблемой».

Обама прячется в кусты

Сказать, что реплика Барака Обамы возмутила общественность, значит существенно преуменьшить факты. На президента обрушились как противники, так и некоторые сторонники. Хуже всего — объединения родственников жертв теракта «9/11» заявили, что Обаме попросту наплевать на погибших в башнях ВТЦ, что он предал их память в угоду своей новой «происламской» стратегии. Злые слова, которые не посмел бы сказать кто-либо иной, но родственникам жертв знаменитого теракта это позволено. «Обама бросил американцев на произвол судьбы — причем сделал это там, где девять лет назад было разбито сердце Америки», — заявила Дебора Барлингэм, председатель одного из объединений членов семей погибших.

Не замедлили с критикой и республиканцы: «Обама в очередной раз продемонстрировал, что ему наплевать на то, чего желают люди в Америке, — подчеркнул Рик Санторум, телеведущий ультраконсервативного канала Fox News, — так же, как на это наплевать тому имаму, который затеял это строительство. Обама совершенно потерял связь с американцами, а это очень опасно для президента».

В реальности и республиканцы, и Рик Санторум умалчивают о важном обстоятельстве: американцы не так уж единодушны в своем протесте против строительства мечети. Согласно результатам последних опросов, 64% жителей США считают этот проект неправильным с моральной точки зрения, но при этом 61% респондентов утверждает, что «группа Кордоба» имеет юридическое право на постройку этой мечети.

В любом случае, возмущение оказалось столь велико, что президент Обама решил пойти на попятный. В своем субботнем выступлении во Флориде он заявил, что американцы его не так поняли, а средства массовой информации — неверно интерпретировали его слова. Он-де вовсе не желал комментировать решение о строительстве мечети и не собирается делать это и в будущем.

Трудно сказать, что именно можно было «неправильно понять» или «неверно интерпретировать» в дословно приведенной цитате: «Право на свободу вероисповедания подразумевает также возможность построить мечеть в центре Манхэттена», — но Обама настаивает на своем: произошла ошибка. Он всего лишь напомнил о закрепленном в Конституции США праве, существующем со дня основания страны. «Моим намерением было всего лишь сообщить людям, что я думаю, — подчеркнул Обама. — А именно — что все мы в Америке равны перед законом, независимо от расы и религии». Что ж, с этим не поспоришь, а президент, в конце концов, хозяин своего слова: захотел — дал, захотел — взял обратно. Есть существенное НО — своим выступлением Обама точно не приобрел симпатий избирателей. Как показывают опросы, после его выступления число жителей Нью-Йорка, отрицательно относящихся к идее строительства мечети на Ground Zero, выросло до 80%.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Profile

atelli
Галит ( Эла )

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy